Цветы глухих улиц

За пределами лисьей йоги

Юго-западная окраина

Фрагмент 39

- Судя по голосу, мир был - не очень, - предположил я.
- Все верно, Черный. Мне там не понравилось. Собственно, мне не нравится и здесь, но там было гораздо хуже. Тот мир значительно примитивнее нашего.
- Хорошо, подведем итоги, - я положил себе новую порцию растворимого кофе. - Различие в сознании существ разных измерений - одни специалисты в том, где другие профаны, создает необходимость миссий вовне своего мира. Миссии, выполняемые путем физической телепортации в другое пространство, бывают лишь в фантастических романах. В реальной жизни миссии осуществляются во снах через вселение действующего агента в чужое тело. Вселением управляет коллективное бессознательное мира, где выполняется миссия. Вселение происходит в тело человека или существа, занятого решением конкретной проблемы и неспособного с ней справиться. Тот, в кого вселяются должен находиться в состоянии психической неуравновешенности - любого рода отсутствия самоконтроля. Вселяется человек, по мнению коллективного бессознательного, способный справиться с задачей.
- Замечу, что «способность» может означать не только наличие неких качеств, но и их отсутствие, - вставил Дядюшка Лис. - Ведь Мама Лиса не умела водить машину.
- Да, конечно. Но один вопрос остался нераскрытым - как в нашем мире? Мы вселяемся там, но они могут вселяться здесь. Естественное допущение.
- Это уже не допущение, - серьезно сказал Дядюшка. - Это - истина.
- Преступления, совершенные в состоянии аффекта?
- Верно. Кто-то где-то всего лишь проснулся или вернулся в тело, а человек здесь страдает. Мне сейчас не хочется рыться в памяти, а то я бы мог привести и положительные примеры. С другой стороны, когда речь идет о миссиях, то неправильно говорить в категориях негатив-позитив. Миссии - это просто миссии. Они не могут быть «хорошими» или «плохими».
- Что ж, мы неплохо разобрались с проблемой вселений, но все же здесь еще есть неясные моменты, - сказал я в резюме и допил кофе.
По дороге домой я размышлял о том, что всегда считал большую часть населения планеты ничтожными материалистами или религиозными фанатиками, а тут выяснилось, что их тупая упертость вполне может быть использована тоналищами иных миров для выполнения различных заданий. Впрочем, этот факт не изменил мое к ним отношение. Уверен, что проснувшись после выполненной миссии, они также, как и раньше пойдут в сортир, а затем на работу и очень быстро забудут о странном сне, даже не сделав попытки его осмыслить. Миссии, конечно, миссиями, но живем мы все же здесь.