Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

5. Захват вселенной (на пути)

Фрагмент 1

556. Посвящается Братцу Лису
Странным было то, что он не узнал меня по телефону. Ко всему прочему, по его голосу можно было судить, что он либо обкурился травки, либо обпился водки, либо и то, и другое вместе взятое. Когда же Братец Лис соизволил меня узнать, то стал как-то странно запинаться и, временами, говорить о себе в третьем лице. Выглядело это примерно так:
— Понимаешь, э-э, гм... Лисеныш, э-э... как говорит гм, гм, Братец Лис, э-э... то есть как я говорю, хе-хе... Гм, гхм!
У меня создалось впечатление, что на том конце провода сидит не совсем Братец Лис... А может и совсем не Братец Лис!
Обрадованный возможностью пообщаться с неизвестным существом, я назначил ему встречу.
557. —Помнится в далеком прошлом или будущем, но, в принципе, не важно когда, мы с тобой, Лис, неплохо намяли бока этому типу где-то на Курской дуге, —сказал Иосиф Виссарионович, наяривая салат с лососем. Под «Киндзмараули» салатик шел неплохо или «Киндзмараули» под него...
Адольфус рассмеялся и сказал:
— Зато мы с Лисом чуть не захватили твою первую столицу и основательно обложили вторую.
— Да, признаюсь, было дело. Неслабо вы мне тогда перья пощипали, —ответил усатый-носастый. —Но в итоге мы с Черным все же взяли твою столицу, Адольфик!
Веселые ребята, черт возьми! Надо им вот что заявить:
— Правда, дорогие мои, я был причиной вашей смерти. Честно говорю —сам руку прикладывал.
Гитлер со Сталиным переглянулись, а потом хихикнули.
— Вот так всегда! Думаешь —он за тебя, а оказывается, что только за себя, —пробурчал Адольф.
— А, кстати, Черный, как она? —спросил Сталин.
— Кто?
— Как это «кто»? Она. Прабабка твоя, Смерть которая.
— Ах, Иосиф! Несчастная старушка никак не может умереть. Мучается все жизнью, бедняжка.
— Предлагаю тост, —сказал Гитлер, разливая вино. —За смерть Смерти!
Тут мы немного поспорили. Я считал смерть Смерти крайне невыгодным делом. Если мы хренируем сказку, и Смерть умрет, то больше никто не будет умирать. Произойдет мощный всплеск рождаемости (ведь Жизнь осталась одна, без Смерти), глобальное перенаселение, голод, убийства, от которых никто не умирает, ядерные войны, в результате которых все остаются живы. Смерти никак нельзя умирать!
Сосо Джугашвили робко заметил, что ей можно позволить умереть, но на короткое локально-сказочное время. Потом старушка оживет и начнет собирать обильный урожай расплодившегося человечества.
— Нет, нет и нет! —решительно заявил Гитлер. —И не надо, Лис, вынашивать планы глобальной стерилизации населения. Я знаю, что говорю.
— Ну? —мы с Иосифом были нетерпеливы.