Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

11. Конец всех сказок

Фрагмент 21

— Ты что, Брегги, а стрелять?!
Пули выбивали бетонную крошку рядом с нашими головами.
— А почему мы упали? На нас ведь защитные поля...
Я решил, что поговорить можно как-нибудь потом и, нажав на спусковой крючок, выпустил длиннющую очередь в приближающегося мужика. Он весь задергался, заохал, из тела полетели кровавые ошметки... «Эта игра всегда была крайне реалистичной, приятель Эльс.» При этом отрицательный персонаж умудрялся продолжать вести стрельбу из своего бесконечнозарядного пистолета. Я выпустил новую очередь, образно выражаясь, «длиною километра три». Мужик последний раз взревел и повалился на пол.
— Как ты его, Эльс!
Я поднялся на ноги и протянул руку колдунье.
— Надо не позволять Игре действовать на нас, малышка. Больше никаких падений.
— Значит это было воздействие игровой программы...
— Именно. Неизвестно какие еще сюрпризы для нашей психики она приготовила дальше. Но главное, Брегги, —не бойся ничего. Пули нам не вредят...
— Я заметила, милый. —Брег стала отряхивать нашу намокшую и испачканную одежду, но потом отказалась от этой безнадеги.
— Безжалостно стреляй в этих козлов. В конце концов они всегда начинают первыми, —мы лишь защищаемся.
— Пошли дальше?
— Да, двигаемся. Я играл на этом уровне и помню, что он не слишком большой.
Мы зашли за угол. Все также лил дождь. В углах двора и нишах стояли небольшие светильники, слегка разгонявшие темноту.
— А-а!!! —раздался довольный крик еще одного часового. Он появился из замаскированного проема между стенами. Я подумал, что так можно кричать при виде старых друзей.
Брегедира не ждала, когда этот персонаж Игры начнет стрелять, и адресовала ему короткую автоматную очередь. Бородатый мужик оказался ранен. Он упал на колени, бросил пистолет и, подняв вверх руки, стал слезно умолять:
— Нет!.. Нет!.. Пожалуйста!.. Не стреляйте!
Колдунья вопросительно посмотрела на меня.
— Сейчас, Брегги, он упадет, притворившись мертвым. А когда мы повернемся к нему спиной, резво вскочит и откроет огонь.
Часовой перестал причитать и без движения распластался на полу.
— Думаю, не стоит проверять твою правоту, Снежинка. —Брег выпустила в притвору длинную очередь. Мужик задергался и умер окончательно.
Патроны в автоматах не кончались, горячие гильзы не сыпались под ноги... Игра есть Игра.
— Неплохо бы тебе, милый, использовать сканирующее поле для поиска этих кретинов, —сказала Брегедира, подув на короткое дуло своего автомата.
Я согласился с ней и мысленно потянулся вперед по широкому проходу между двумя бетонными стенами, пытаясь найти какое-нибудь сознание.
— Никого.
— Отлично. А здесь точно нет никаких друзей, Эльс?
— Одни гады, Брегги.
— Что ж, мы всегда с тобой одни... Сражаемся против целого мира.
Мы начали целоваться в этом не очень подходящем для таких вещей месте.
— Проникновение на базу! —раздался громкий возглас и откуда-то сверху спрыгнул новый бородатый мужик. Стрельбу он открыл тут же. Брегедира стояла спиной к нему, обняв меня. Ей достались две пули. У меня на секунду защемило сердце, но защитные заклинания действовали. Колдунья развернулась, стреляя на ходу. Звякнули разбитые светильники, в стенах появились выбоины. Из часового посыпались кровавые кусочки, он несколько раз издал взревывающие звуки и повалился на пол.
— Прости, Брег, что не засек его. Я не сканировал наверху.
— Какая ерунда, Снежинка! Оставь эти извинения. Куда нам дальше? —блондинка обаятельно улыбнулась. Так улыбаться умела только она одна.
— Вон к той двери, —я указал на раздвигающуюся дверь впереди. —Это вход внутрь.
Больше часовых во дворе не оказалось. Мы обошли его весь. Справа, за оградой была пропасть. База располагалась в горах. Постояв немного возле ограждения и ничего не разглядев внизу, мы решительно двинулись к двери.