Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

11. Конец всех сказок

Фрагмент 22

— Предупреждаю, Брегедира, их там много!
— Подумаешь! Тут бы найти место, где можно обсушиться, —она убрала прилипшую к лицу мокрую прядь волос.
— Найдем. Кстати, похоже, что в этом мире мы не нуждаемся в пище...
— Великолепно! Всегда считала это лишним.
Мы подошли к двери.
— Готова?
— Еще как! —колдунья неплохо смотрелась со вскинутым автоматом.
Я коснулся двери. Две ее половинки разъехались вверх и вниз.
— О-о!!!
— Ага-а!!!
— Проникновение на базу!
— Инцидент!
— А-а!!!
Здесь народ был уже с автоматами. Исключение составлял лишь офицер в белой форме, который крикнул «Инцидент!», —он был с пистолетом. На нас обрушился шквальный огонь. Мы с колдуньей ответили тем же. Собственно, ничего другого и не оставалось. Местное население было настроено решительно против всяких мирных переговоров. Из солдат летели кровавые кусочки, один упал на колени и слезно молил о пощаде. Брег сжалилась над несчастным и повела в его сторону изрыгающим огонь стволом автомата... Некоторой проблемой оказался офицер. Он очень резво перекатывался по полу, уворачиваясь от наших пуль, но в конце концов у него не получилось заниматься этим долго.
Мы находились в не очень большом помещении, своего рода «привратницкой». Метрах в десяти была еще одна раздвигающаяся дверь. Справа и слева окна с видом на горы. Сканирующим полем я отметил наличие сознания в нише возле окна справа. Игра любит симметрию —значит слева то же самое.
— Ну что, малышка, пойдем снимем их? —я обнял колдунью за талию.
— Наш путь лежит не мимо этих агрессивных идиотов, дорогой. Специально идти за ними глупо. Конечно, все здесь происходящее —неплохое сафари, но ведь мы не очки в игре зарабатываем. Наша задача выйти отсюда. Поэтому уничтожать будем только тех, кто встанет поперек дороги, —она коснулась губами моей щеки.
— Ты очень, мудра, милая.
— Я полное твое отражение, Снежинка.
— Но мне такая умная мысль почему-то не пришла в голову.
— Я —твоя Истинная Пара —должно же что-то оставаться и на мою долю.
Я коснулся следующей двери.
— Умрите!!! —новый охранник был в черной форме и в качестве оружия имел гранатомет. В его голосе сквозила огромная убежденность, что именно так мы и сделаем. Что просто не может быть иначе. Что мы обязательно умрем. В противном случае существование Мироздания будет просто неоправданным.
Граната разорвалась перед нашими лицами, но поля Брегедиры поглотили даже кинетическую энергию выстрела, —нас не отбросило назад взрывной волной.
— Умрите!!!
— Чужаки на базе!
— Ага-а!!!
Эти плохие парни очень старались причинить нам какую-нибудь неприятность. Но у них не было выбора. Их существование полностью подчинялось игровой программе, которая создавала единственную установку в сознании —«Убей чужака!» Соответственно, у нас с колдуньей не было иного выхода как отвечать на агрессию агрессией.
Тот, что кричал «Ага-а!!!», упал быстро. Его коллега с пистолетом тоже внял нашим доводам и, малость покричав, шлепнулся в кровавую лужу. Но гранатометчик...
— Умрите!!! —новый крик, полный убежденности в своей правоте, и новый снаряд разорвался перед нашими лицами, на мгновение вспышкой скрыв обзор.
— По-моему он не прав, Брег! —заорал я сквозь взрывы, автоматную стрельбу и шум каких-то моторов впереди. —Не прав, потому что никак не может сам последовать своему же совету.
— А кому хочется умирать, Эльс? Даже в Игре... —прокричала мне в ответ колдунья.
Мы поливали гранатометчика кинжальным огнем, из него летели кровавые куски, он ахал, охал и ревел от боли, но все-равно исправно повторял «Умрите!!!» и посылал в нас новый снаряд. Живучий оказался, гад.
— Почему он нас так не любит, Эльс? —крикнула Брегедира, стараясь попасть подлецу в голову.
— Игра так устроена. Здесь нет других установок в сознании, —я поддержал ее начинание, и вскоре настырный гранатометчик в нелепой позе присоединился к своим друзьям на полу.