Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

11. Конец всех сказок

Фрагмент 51

Я отскочил в сторону, очередной демон, замахнувшийся на меня, не удержал равновесия и рухнул на пол, загородив подход другим монстрам.
— Лорд Кошмаров! —громко призвал я силу одной из своих ипостасей в этом мире и растворился в сознаниях своих обидчиков. Демоны боялись примерно одного и того же —присутствия энергий магии Жизни. Их повелитель боялся быть окончательно изгнанным из мира. Он прекрасно знал о множественности миров, но почти все доступные его пониманию миры были инфернальными, и в них он был далеко не самым сильным. Теперь, когда их ужасы были мне известны, можно было их включать. Я начал сталкивать страхи с полок памяти, одновременно придавая им огромную силу, я разгонял их до всепоглощающих лавин, и тогда ужас заливался в самые удаленные места психики монстров, заставляя каждую частичку сознания дрожать в окружении беспросветных кошмаров. Мои противники стали в остервенении накидываться один на другого, потоки черной крови хлынули на пол, окропляя кости погибших здесь. Но Рджак был крепким. По мере гибели демонов освобождавшиеся силы сознания я бросал на него. Он упорно сопротивлялся, убеждая себя и меня в скором успехе задуманной мести. Его упорство питалось огромной жаждой власти над Арканусом и Мирраном.
— Я выиграю, я сильный! —кричал сам себе Рджак.
— Нет, твоя сила – ничто, все, что есть у тебя, ты украл у простых смертных, а настоящих волшебников тебе не сразить. Кто тебя изгнал? Брегедира? Нет? Неужели Тлалок? Ты всегда будешь проигрывать, потому что твое место в инферноматерии! —терзал я его убежденность в победе.
Рджак хорошо сопротивлялся, но я бил его в те места, где жила его уязвимость, я внушал ему страх к тому, чего он действительно боялся. Инфернал потерял много душевных сил, он устал бороться, но не сдавался.
Я не мог больше удерживать Лорда Кошмаров, эта сила работала в течение некоторого времени, пока хватало способности моего сознания удерживать ее здесь. В бою эту способность можно было использовать лишь три раза. Теперь Рджака пришлось отпустить.
Вернувшись в тело я стоял на костяном полу. Вокруг валялись трупы демонов. Рджак пропал, но не из зала, скорее, он стал невидимым. Уверен, что сейчас он собирается с силами, чтобы дать мне достойный отпор. Нельзя оставлять ему время на подготовку —если уж сражаемся насмерть, так тут не до липового рыцарского благородства. Вновь я стал Лордом Кошмаров.
Свое сознание Рджак закрыл самыми гнусными и бесчеловечными историями собственной жизни, надеясь, что они меня отпугнут, и мне не захочется копаться в такой мерзости. И везде он чувствовал себя героем. Но страх есть старый долг, и если хорошо исследовать глубины памяти, можно найти его корни даже в героических поступках. Я углубился в одно из приключений Рджака в инферноматерии и нашел зацепку. Его внимание отвлеклось на новую трактовку старого «подвига», и колдун попался на мою уловку. Снова лавина собственных кошмаров, стократно усиленная мной, завладела его сознанием. Внутренние противоречия, боязнь возврата в инферно, страхи перед слабостью и бедностью, перед сильными его мира душили Рджака. Я давил и ждал. Но снова пришлось отпустить Лорда Кошмаров, так и не дождавшись полной победы. Теперь я увидел Рджака прямо перед собой. Его красные глаза по-прежнему выражали намерение покорить меня, но страх сделал свое разрушение —воля колдуна была существенно подорвана. Кошмары глубоко потрясли его.
Вдруг его красные глаза вспыхнули и приблизились ко мне. Я стал улетать в бездонную пропасть, чувствуя, что теряю осознание. Одновременно с погружением я терял присутствие жизни. Лорд Кошмаров не призывался, потому что не удавалось отыскать сейчас хотя бы один его страх. В каком-то смысле, я находился внутри колдуна. И сейчас мой опыт и жизнь принадлежали ему, были частью его, а сам я был лишь его идеей. Так убеждал меня сам Рджак.
— Ну нет, приятель, твои иллюзии меня не запутают, я и сам мастер на такие фокусы. Я в тебе или ты во мне —какая разница, если все зависит от точки зрения. Но чтобы прихлопнуть тебя, я должен освободиться, - послал я Рджаку мысленное послание, которое он, наверное, ощутил, как свою мысль.
— Я больше, ты —мой! —сказал я и попытался захватить все пространство сознания колдуна.
— Ты всего лишь одна из моих глупых идей, отдай мне ту энергию, что я дал во время своих раздумий о тебе, - ответный ход Рджака имел некоторый успех, —я почувствовал, что расширение имеет четкий предел, и разбить этот купол нельзя. Но если нельзя разбить, то надо найти трещину и через нее выйти на свободу. Со скоростью суперкомпьютера я просматривал все знания Рджака в поисках противоречия или недостаточной осведомленности и нашел!
— Рджак, а где границы твоих знаний, твоей мысленной сферы?
— Их нет, дурная идея, поскольку пространство мысли многомерно.
Рджак попытался максимально расширить границы своего восприятия и ощутил эти границы – он многого еще не понимал. Это дало мне возможность увидеть его ограниченность там, где я не испытываю трудностей.
— Вот я и ухожу из твоей умственной сферы, Рджак, я хорошо понял, что ты – злобный и тупой маньяк чужих мучений.
Ответа не последовало, Рджак был в замешательстве. Я снова почувствовал себя в теле. Оно болело, мышцы находились в состоянии сильнейшего напряжения. Их спазм был следствием вампиризма колдуна. Ничего, скоро все придет в норму.