Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

1. Общие положения

Фрагмент 32

— Давай быстрее, не томи.
— Так вот, дорогуша, любовь —это я!
Наверное, в этих печеньях все-таки был какой-то яд, так как жуткий приступ тошноты скрутил меня. Изо рта полился белый огонь. Я понимал, что меня рвет не как тело, а как точку зрения на самого себя.
Лиса смотрела на меня во все глаза. В них лучились сочуствие и глубокое понимание сути происходящего.
136. Облака рвоты медленно растворялись в воздухе. Я ощущал жуткую слабость, но, вместе с тем, радовался, что вытирать ничего не надо.
Тем временем, Лиса включила музыку и негромко спела: «I can't live without you, my love.»
Странно. У всех спрашивал, что такое любовь, а она, оказывается, всегда сидела у меня под носом...
С другой стороны, я и знал это всегда, только притворялся перед самим собой, что не знаю.
137. Только что был международный звонок. Звонил переводчик из Нью-Йорка. Уточнял детали перевода отдельных моментов «Лисьей йоги». Рассказал последние новости. Издательская фирма, с которой у меня контракт (не помню, когда подписывал его, но разве это важно?) оказывает сильное давление на переводчиков, дескать, работайте побыстрее, ребята! Некоторые фрагменты «Лисьей йоги» публиковались в печати и вызвали большой общественный резонанс.
— Американцы жаждут прочитать «Лисью йогу» целиком, —сказал он.
Я поинтересовался, а какая, вообще, реакция в Америке на мой труд, ругают или хвалят?
— Все говорят, что вы, мистер Черный Лис, переплюнули даже Карлоса Кастанеду с его путем знания, —порадовал меня переводчик.
138. Обрадованный хорошими новостями, я снова сел за рукопись.
«Come together to my dream,»—предложила Лиса.
Во сне я пошел в другую комнату своей просторной кельи и наткнулся там на реальностную гюрзу. Она смотрела по телевизору кино про какую-то кобру, которая, извиваясь ужом, спасала захваченных террористами людей. Р-гюрзу переполняла гордость за всех змей, в особенности за ядовитых. Настроение у нее по этому поводу было хорошее и, завидев меня, ползучая стала говорить на редкость связно: «Кастанеду переплюнул! Молодец! Но ты закрути чего-нибудь эзотерическое, сильно потустороннее. Это ж рейтинг книги поднимет.»
139. Свернувшись в клубок на диване, и накрыв свое жалкое тело шерстяным пледом, пресмыкающееся продолжало: «Я тебе больше скажу, ты бы почаще сны описывал, путешествия по необычным местам, какие-нибудь сказочные сюжеты включил бы.»