Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

10. Шёл по улице Господь

Фрагмент 8

Вообще демоны —существа с очень большой энергией, но низким уровнем самосознания или духовности. Реальность вокруг меня изобиловала их энергетичными проявлениями —бранью, грубым раскатистым смехом, непристойными и глупыми шутками... Временами я глубже соскальзывал в мир Ада и тогда слышал настоящий язык демонов. Обычно я воспринимал реальность сквозь призму своей человечности, поэтому демоны разговаривали на моем родном языке, но иногда человечность бросала это дохлое дело —цензуру моего восприятия и брала отпуск за свой счет. В такие моменты человеческая речь окружающих существ пропадала. Вместо нее я слышал звуки очень грубого языка, совершенно не похожего ни на один из языков населения планеты Земля. Это было нечто! Они также как люди выражали свои эмоции, например смеялись, но все их общение носило выраженный отпечаток грубости, даже дикости. Мороз продирал меня по коже, когда я слышал эту речь.
Обуреваемый неприятными эмоциями, я продрался сквозь толпу демонов на платформу станции кольцевой линии. Захотелось переместиться в другой мир. В Аду мне не понравилось. Потоки вихрящейся здесь бесшабашной энергии делали меня нервозным. Мне были нужны покой и гармония. И в следующее мгновение я стал точно знать как надо осуществить переброску. Нужно было сесть в поезд и долго крутиться в нем по кольцевой линии. Таким образом сменится много миров, и я попаду во что-нибудь пристойное.
Подошел поезд. Я зашел в вагон и сел в укромном местечке в самом конце. Закрыл глаза, уткнулся подбородком в шарф, выключил мысли —сконцентрировался на перемещении в иную реальность. Двери закрылись, поезд тронулся. Переброска началась...
Напротив сидел какой-то парниша и пристально пялился в меня. Я очень четко воспринимал его внимание, направленное на мою скромную персону. Временами я открывал глаза и все время натыкался на его взгляд. Вскоре обнаружил, что свободно читаю его намерение. Ему были нужны деньги. Он испытывал огромное желание попросить их у меня. И только у меня. Он лишь ждал, когда я выйду. Наив-то какой! Я тут перемещаюсь, понимаете ли, а он думает, что сможет оказаться со мной в одном мире. Не получится!
По моим подсчетам сейчас шел четвертый круг. Инфернальная реальность постепенно пропадала. Я ощущал, что демонов в вагоне стало значительно меньше, что они смешались с другими существами —какими-то нейтральными духами.
Я по-прежнему сидел, закрыв глаза и уткнувшись подбородком в шарф. Притворялся, что дремлю. Открывая глаза, я постоянно натыкался на взгляд этого типа. Вот он-то точно —демон. И одет соответствующе. В моем кошельке лежала жалкенькая десятка —ее могло хватить лишь на две банки воды и две шоколадки или четыре банки воды (но нафиг нужно —обпиться что-ли?), или четыре шоколадки (тоже нафиг —во рту сладко, а запить нечем). Короче, весь мой баланс исчислялся весьма ничтожной суммой. Но он этого не знал. Мне не нравился его взгляд, его намерение. Поэтому я лихорадочно соображал —как медитативно удалить эту ситуацию, как изжить из себя энергию, к которой присосался демон. Для меня было аксиомой, что проблема заключается не в парнише, а во мне.
Решение пришло быстро: я расстегнул молнию на кармане с кошельком, расстегнул молнию на втором кармане, расстегнул оба кармана на кнопках... Затем принял прежнюю позу —руки скрещены на груди, подбородок в шарф. Я почувствовал, что должен сделаться открытым в энергетическом смысле. Поскольку одежда является одной из форм ауры, нужно открыть то, что является в ней закрытым пространством —карманы. Тогда парниша получит свое —не деньги даже, а энергию и отстанет.
Результат не замедлил сказаться: демон стал выглядеть очень смущенным, перестал встречаться со мной взглядом, а когда я все же ловил его глаза, то чувствовал его мысли, обращенные ко мне: «Ну ты прости меня, прости! Я ведь не знал, что ты такой классный... Мне очень стыдно... Ты свой в доску, но я не разобрался в тебе, поэтому прости меня!» На мгновение я обычным зрением разглядел ауру вокруг его головы —она была ярко-красной. Весьма свойственный демонам цвет.
Парниша дождался следующей остановки и вышел, излучая смирение и раскаяние. Я же продолжил накручивать обороты.