Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

2. Реальностные сказки (начало)

Фрагмент 28

247. Карлос-Воланд сказал, что пора завязывать с алкоголем и переходить к употреблению более достойных напитков вроде кофе, «А то что это за минорный настрой такой?» Сам он выглядел не печальным, но слишком задумчивым.
В дверном проеме возникла та самая ведьмочка Гелла. Одета она была в совершенно невызывающий купальник. Длинные рыжие (о, совпадение!) волосы ниспадали ей на плечи. Почему-то подмигивая автору, чертовка поставила на столик поднос, на котором находились чашки с кофе, пирожные, конфеты, печенья и прочая подобная дребедень.
— Хм! Карлос, а у Булгакова она совсем голой ходила.
— Такая уж сказочка была, Лис. Сейчас же Гелле надоело ходить голой, вот она и оделась почти как монашка.
— Давай все же вернемся к твоему перевоплощению в Кастанеду. — напомнил я.
Потягивая кофе, Воланд продолжил свой рассказ:
248. —Бегемот в своем сне наткнулся на какую-то информацию обо мне.
— Но откуда ему было известно, что Карлос Кастанеда —одно из твоих дьявольских имен?
— Бедный твой читатель, Лисище! Мне его очень жалко. Он и так запутан, но я запутаю его еще сильнее...
— Ну же, Карлос, ну?! —весь в нетерпении я подпрыгивал на кровати и покусывал краешек чашки.
— Эй, Коровьев! —обратился Воланд к тому. —Как там ты говорил в «Мастере и Маргарите» во время сеанса черной магии в театре Варьете?
Коровьев выпрыгнул из кресла, снял свой пиджак цвета «мечта вампира», под которым оказалась очень изысканная сорочка «от Версаче», раскланялся и заорал:
— Авек плезир, дамы и господа! Сейчас мы вам покажем хит текущего сезона. Так сказать, «номер первый» в данной сказке. Эйн, цвей, дрей!..
— Так вот, Лис, Бегемот знал это имя, потому что был со мной в Мексике и обучал меня практической стороне искусства магии. А, как ты знаешь, в той сказке меня звали Карлос Кастанеда.
— Значит Бегемот знал это еще до того, как все случилось?
— Разумеется, дружище.
— Я б сказал, Карлос, что время сильно закольцевалось в вашем случае. —протянул я.
249. —Все же я разверну перед тобой последовательность событий в линейном порядке. —сказал Воланд. —Итак, уже в который раз, о несчастный читатель этого лисьего сочинения, я начну сначала.
Вся компания затихла. Даже Гелла перестала приставать и грязно домогаться к Бегемоту (правда на очень короткое время, но все же).
250. —Я находился в своем сне —этом несчастном каком-то (забыл название) Халифате. Бегемот в своем сне попал в р-сказку под названием «Америка». Накупив ворох бульварного чтива (он любит читать всяческую дрянь), он обнаружил в нем книги, написанные мной. Тут-то и кроется тонкость.
— Действительно, мессир Карлос, сам момент кольцевания времени в этой истории мне не очень понятен, —сказал я и все ж таки умудрился откусить кусок чашки.
— Когда Бегемот взглянул на обложку книжки, сказка хренировалась, и у него родилось воспоминание, о том, что он жил в Мексике, звали его Хенаро Флорес. Что он обучал меня магии, что звали меня Карлос Кастанеда, что был я недотепой-студентом, погрязшим в чувстве собственной важности фанатиком научной работы.
— Все это прекрасно, Воланд, но у меня идет кругом голова и лучше бы нашу встречу разбавить интермедией.