Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

3. Реальностные сказки (продолжение)

Фрагмент 33

407. —Мы сидели за бутылочкой виски “Old space devil”. Одинокая Звезда рассказывал о своей жизни. О том, что в каком-то далеком «когда», он был божеством по имени Кришна. Что была у него колесница с тремя белыми конями. Что однажды состоялась крупная драчка на поле с дурацким названием «Курукшетра». Что был у него ученик Арджуна с фамилией то ли Пандав, то ли Вандал.
На этом месте рассказа Дональд широко улыбнулся очень белыми зубами (скорее всего, тоже чистит пастой blend-a-med!).
— И послал он этого Пандала-Вандава рубить в жестокой сече его кузенов, предварительно прочитав длинную лекцию о сущности бытия и направлениях духовного развития. Резюме этого вступительного
408. слова перед битвой было таково: не сомневайся, Арджунчик, иди и смело положи всех своих родственников —ты освободишь их от колец власти, и все Мироздание скажет тебе большое спасибо. Тогда я спросил его, а чего это ты, Кришна, подался в космические контрабандисты?
— А я ему ответил, что заела меня совесть за погубленных Кауравов и сбитого с пути Арджуну, — впопад ответил Кришна.
— То, что ты сейчас сказал —жалкий треп, о Учитель! —сказал Дон. —На самом деле тебе надоела кожа синего цвета, женоподобная внешность и цветочные венки с благовониями. Ты захотел сменить обстановку и облик. Другими словами —сказку. А, если выразиться точнее —ты хотел новых РАЗВЛЕЧЕНИЙ!
— Совершенно верно, Дон, —ответил Темный Шлем. —Он сменил все и только выиграл от этого.
Прекрасно, но почему Одинокая Звезда сейчас выглядит как Кришна?
409. —Ты же звал индийских богов, о достойнейший Лис Черный, — молвил Кришна. —Вот я и пришел, демонстрируя еще один закон лисьей реальности —«если позовешь, я приду».
Хорошо. В моей копилочке встреч теперь новое божество.
410. —Тут факс пришел, —сказал Ричард, размахивая бумажкой.
— И что там? —спросил автор.
— Реальностная гюрза просит давать побольше описаний природы.
— Странная змея —вечно ей не угодишь.
Ладно, попробуем описание природы.
Солнце уже садилось. Закатные лучи причудливо играли на пропеллере самолета Ричарда, на шлеме Шлема, на синей коже Кришны, на красных икринках и пустых консервных банках из-под ветчины, лежавших возле него. Вот уж точно —далеко не вегетарианец...
Трава была, как всегда, зеленая, небо, как всегда, —голубым с облаками. Стояла скорбная тишина. Лишь стрекот маленьких стервецов —кузнечиков нарушал ее.
Жаль, что с нами не было Люцифера, а то бы он точно внес в эту пасторальную идиллию элементы черного юмора. Скорее всего, начал бы он с неба. Его нужно перекрасить в желтый цвет...
В небольшом лесочке шумели всякие дерева. Почему-то среди них были пальмы... Соседство пальм, дубов и берез называется сюжетным экстремумом. Так Гелла говорит. Что ж, вполне понятно. Любое отклонение от обыденности и будет таким экстремумом.