Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

7. Божественные делишки

Фрагмент 14

Он вел себя странно, но кто откажется от халявы? Никто, даже Боги! Мы, конечно, могли сотворить себе деньги этого мира, но хотелось сыграть круче - получить все, ничего не заплатив.
Метрдотель привел нас в ресторан и усадил за столик возле бассейна. Бассейн был достаточно глубок и обширен. Населением своим он имел большую стаю золотых рыбок.
Белый пиджак щелкнул пальцами, и рядом с ним вырос вышколенный официант.
- Обслужить по высшему классу! - строго наказал ему метрдотель.
“ А к Богам здесь хорошо относятся, - подумалось мне. - Уважают. Только как он догадался, кто мы?”
- Заказывайте - чего изволите, - сказал официант, протягивая меню.
Бог Тысячи Дуростей почему-то стал читать его, перевернув вверх ногами. Я же, не будучи таким извращенцем, изучал длинный список блюд в нормальном положении.
Наконец, мой приятель сделал выбор (изучал меню он недолго - минуты полторы):
- Э-э... милейший, мне бы... э-э... и вот этого, и еще... э-э...
Официант продемонстрировал удивительную понятливость, чего-то записав в блокнотик.
В оригинальности изложения заказа я не уступил Богу Огня:
- Любезнейший, мне надо... у-у-э... и гхм! гхм! А еще... э-э... с м-м...
Официант опять что-то записал и поинтересовался:
- Пить вы будете... э-э... или хм? Еще у нас есть уггум! и м-да-а...
- Аг-га! - в один голос ответили мы с Богом Тысячи Дуростей.
Вышколенный официант тут же исчез, а мною овладел приступ смеха. Отсмеявшись, я умыл лицо водой из бассейна и там же сполоснул руки. Бог Огня смотрел на мои манипуляции с брезгливостью и осуждением.
Затем мы решили, что от темных очков лучше избавится, так как в полумраке ресторана в них мало что было видно.
Вскоре наш заказ стоял на столе - официанты оказались весьма проворны. Не хочется описывать детально, что там было, скажу только одно - на еду мы накинулись быстро, ввиду того, что блюда, заказанные таким странным способом, оказались довольно вкусны.
Долгое время за нашим столом раздавалось чавканье Бога Тысячи Дуростей, мое удовлетворенное фырканье и наши обоюдные тосты, которые были очень путаными, а также произносились с набитым ртом, так что понять из них что-нибудь кто-либо постороннний просто не смог бы.