Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

7. Божественные делишки

Фрагмент 15

К нам подошел метрдотель и, дежурно улыбаясь, спросил:
- Может господа изволят...
- Угу! Угу! - одновременно кивнули мы, предаваясь самозабвенному пережевыванию пищи.
Белый пиджак подошел к выступающему ансамблю и чего-то сказал.
Я как раз запивал “мясо в горшочке” бокалом шампанского, когда услышал...
В микрофон, на весь ресторанчик и близлежащие окрестности певец произнес:
- Для наших дорогих гостей с Вершины Мира мы исполним песню “В темно-сером лесу...”
Бог Огня перестал пальцем выковыривать из зубов что-то интересное и озабоченно посмотрел на меня:
- Как они догадались?
- Н-ну... понимаешь ли... э-э... Не знаю!
- Ладно, будем наслаждаться.
Группа запела что-то про то, как в темно-сером лесу, где дубы-колдуны прячут магические кристаллы, а у поганых болот эти же гады вызывают чьи-то тени, так вот, что в этом самом темно-сером лесу обитают великие пофигисты, которые в очень жуткий час собираются на сенокос, дабы доказать всему миру, что никого нет круче их! Непонятно только - при чем здесь сенокос? Других способов что-ли мало? Итак, занимаясь косьбой и укладыванием в скирды растений, занесенных в Зеленую Книгу, эти ребята повторяют очень странные слова. Нечто навроде этого:
А нам все-равно!
А нам все-равно!
Пусть боимся мы
Тумана и Огня,
Смелым будет тот,
Храбрым будет тот,
Кто в самый жуткий час
Им в рожу наплюет!
После последних слов я подавился спагеттиной и долго кашлял. Бог Тысячи Дуростей почему-то захлопал музыкантам, а потом пустился в пляс, скрывшись в толпе танцующих девиц. Он сильно озадачил меня своим поведением.
Я извлек спагеттину из носа и стал ее задумчиво разглядывать. Ну и песенки поются в Даргобаре! Как можно так относится к Богам? “В рожу наплюет.” Надо же! Никакого уважения! Никакой набожности! Сплошное богохульство!
Швырнув макаронину в бассейн золотым рыбкам на корм, я налил себе коньяку.