Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

7. Божественные делишки

Фрагмент 16

Вдруг возле стола нарисовался маленький мальчик.
- Дай мне автограф! - попросил он.
- А ты знаешь, кто я?
- Да, - мальчик улыбнулся и стал теребить рукой краешек своей спортивной куртки.
- И кто же?
- Бог Тумана.
- Хорошо, дружище, я дам тебе автограф. На чем написать?
- На лбу, чтоб все видели!
От этого ответа я слегка протрезвел. Такое состояние мне не понравилось - пришлось опрокинуть еще рюмашку коньяку.
- О’кей, приятель! - я устремил взгляд своих туманных глаз на лоб мальчика. Через секунду там образовались три волнистые черты - знак Тумана и слова “Туман во веки веков!” Надпись была несмываемой и походила на татуировку.
- Спасибо! - мальчик уже собирался убегать, когда я его спросил:
- А ты сам-то кто?
- Кришна, - последовал ответ.
Ребенок исчез куда-то по своим делам, а из толпы танцующих вывалился Бог Огня. Был он гораздо пьянее, чем до нашего расставания. Все объяснилось очень просто - он успел выпить за каждым столиком в ресторане. Народ любил Бога Огня...
- Ну как... э-э?.. - спросил он, плюхаясь на стул.
- Вполне на уровне, по-моему. Но песня...
- Не злись на них. За такой хороший прием я готов простить им любую шалость.
- Но и нам пошалить тоже нужно. Самую малость... Чуть-чуть так...
- Позже, - прошептал мне заговорщицким тоном Бог Тысячи Дуростей и нетвердой походкой ушел к девицам, которые звали его танцевать.
Ко мне же пришло второе дыхание по части аппетита. Официант оказался рядом и проворно записал новый заказ: “ Э-э-э... значит чутарик о-о-у... и немного вон того... умгу!.. э-э...”
Подошел метрдотель и осведомился, все ли мне нравится в ресторане, всем ли господин доволен и т.д.
Слегка заплетающимся языком я спросил у него, почему для “гостей с Вершины Мира” исполнена столь похабная песня? И что, вообще-то, один из гостей может обидеться и превратить ресторан в туманную низину, а посетителей вкупе с обслуживающим персоналом в шорохи и скрип деревьев. Как вам это нравится?
Метрдотель загадочно улыбнулся. Голова его вдруг превратилась в голову черного кота. С очень выраженным кошачьим акцентом “метрдотель” сказал:
- Совсем забыл старых друзей и слово “хрёнир”! - и опять улыбнулся, показывая острые кошачьи зубы.