Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

10. Шёл по улице Господь

Фрагмент 39

Я допил кофе. И опять взгляд мой сам собой уперся в новое космическое откровение. Дело в том, что стол на моей кухне вместо клеенки застелен картой мира. Очень забавно, между прочим. Я любил повторять своим друзьям: «Что я думаю об этом мире? Да ничего! Я просто на нем ем.» Сейчас эта карта преобразилась. Едва я обратил внимание, что мой правый локоть пребывает в районе Индийского океана, как в этом месте возникло ощущение холода. Убрав руки с карты, чтобы не замерзнуть от контакта с какой-нибудь Антарктидой, я стал с интересом ее изучать. Посмотреть было на что. Точки городов жили собственной жизнью. Они как-то перемещались в разные стороны и передавали мне одно свое ощущение. Ощущение огромной радости. Они были счастливы видеть меня. Возникло чувство, что они меня приветствуют.
Атмосфера счастья стояла вокруг меня. Машины за окном сигналили в такт моим мыслям, каждое мое движение было насыщено глубоким значением. Опять, совершенно естественно и незаметно для себя, я положил руки на карту. Когда же поднял их, то уже в который раз был поражен. На подушечках пальцев выступила кровь! Я тщательно исследовал ладони в поисках царапин, но не нашел ни одной. Кровь сочилась сквозь поры, как пот. Скорее всего в том месте мира, с которым я соприкоснулся, шла война. Руки в крови —очень символично... Я бросил взгляд на тот участок карты. Это место оказалось залитым чем-то коричневым. Пятно заметно вибрировало, становясь то больше, то меньше. При ближайшем рассмотрении оно оказалось высохшей каплей чая. Я смыл кровь с пальцев под краном, а затем стер чайное пятно с карты. В голове раздалось облегченное «спасибо». Позже, из программы вечерних новостей, я узнал, что где-то в тех краях заключено перемирие. Но не со всяким загрязнением мира можно было справиться так легко. Изучая район Антарктиды, я наткнулся на большой вибрирующий разрез, весь заросший грязью. Прикосновение к нему вызывало легкое жжение. Устранить его было невозможно. Как я разобрался, передо мной находилась озоновая дыра.
Карта оказалась очень даже необычной. Точнее, она являла собой весь этот мир. И в определенном состоянии сознания оживала, давая некоторую власть над планетой. «Некоторую» потому что у меня не получалось сосредоточиться на ней всерьез и надолго. Мое внимание уплывало на какое-нибудь другое интересное явление реальности космического сознания и волшебная карта быстро забывалась. Спустя же несколько месяцев она вообще была выброшена, так как сильно истрепалась. Подозреваю, что большие экологические катастрофы того времени были здесь виной.
Новое желание возникло в моем, всем из себя космическом сознании и заставило оторваться от столь интересной карты. Я пришел в комнату и достал из ящика стола свою фотографию. Мне совершенно не нравилось это лицо. Но я знал, как можно исправить положение. Все внимание я сфокусировал на фотке. Это была фотография на документ. Сейчас меня интересовал ее белый фон. Я точно знал, что могу «закрасить» им свое изображение. Через некоторое время оно приобрело более бледный цвет. Все темные краски очень медленно теряли свою глубину и насыщенность, а светлые наоборот проступали ярче. Я на фотографии медленно выцветал. И еще одна отличительная особенность состояния —в каждый момент я точно знал, что надо делать потом. Через мгновение у меня пропал интерес к своему выцветающему изображению. Я осознавал, что и так сделал немало. Однажды этот результат возникнет в реальности.
Вновь меня заинтересовала фотография блондинки. Я взял ее в руки, и в воздухе опять разлился чудесный аромат ириса. В какой-то момент девушка подмигнула мне. Во рту у нее была зажата соломинка. Я ощутил, что эта деталь просто выпирает за пределы плоскости картинки. Внезапно в том месте, где находится соломинка, на фотографии возникла царапина, а у меня во рту появился отчетливый привкус соломы. Хоть какая-то материализация... Тогда у меня не хватило силы внимания, чтобы осуществить телепортацию между мирами, полностью использовать фотку как Амберскую Карту