Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

2. Реальностные сказки (начало)

Фрагмент 3

В кресле сидел и бессовестно глушил чай с печеньями старый мексиканский индеец.
— Я очень даже реальностный, —сказал старик, к моему неудовольствию роняя крошки на ковер. Но его это не волновало.
— Черный Лис! Не думай о такой ерунде, как крошки, когда с тобой рядом нагваль.
— Ах, дон Хуан! Я так рад тебя видеть!
— Ну что ты в самом деле, —расстроенно сказал старый маг. — Ты такой же восторженный, как Карлос Кастанеда в бытность моим учеником.
Воздух между нами искрился маленькими точками.
— Это от большого сосредоточения силы в данной точке пространственно-временного континуума, —с важным видом объяснил явление дон Хуан.
— Может еще скажешь, что это эманации Орла? —ехидно спросил я.
— Может и скажу, но не сейчас, а потом, потом. Кстати, Лис, я вижу твой кокон и нахожу его великолепным.
— Лучше, чем у Карлоса?
— О, да! Карлос, он, как ученик всегда был троечником.
Творящаяся на моих глазах р-сказка жутко умиляла.
179. — Я вижу твою энергетическую оболочку и делаю вывод, что ты уже умеешь фокусировать свое намерение в пучок, —продолжал магический монстр.
— Понимаешь, дон Хуан, —еле сдерживая улыбку начал автор, —я, конечно, умею фокусировать свое намерение в пучок, но не настолько сильно, чтобы этим пучком взорвать к чертовой бабушке всю планету.
Последние слова я просто прорычал.
Седой нагваль засмеялся также, как он когда-то смеялся в обществе Карлоса. С надрывом, кашлем, хрюканьем, хватанием за живот и брызганьем слюной.
Когда он пришел в себя, прошел целый час...
— Ох, Лис! Ты куда лучше, чем Карлитос. Он меня так не веселил.
— Между прочим, дон Хуан, расскажи, что стало с тобой и твоими спутниками-магами, после того, как вы покинули этот мир.
— Да ничего особенного. Разлетелись по вселенным. Каждый в свою. Собираемся иногда, вспоминаем былое... Ты, наверное, хочешь узнать, чем занимаемся? Знаешь ли, кто чем. Кто в бизнесе таком большом —космическом, кто в пираты подался, кто-то стихи пишет, кто-то в кино снимается. Есть даже такие, кто стал разгадывать тайны космоса. Извращенцы да и только! А вот нагваль Хулиан, мой учитель на Земле,
180. в своей вселенной кинозвезда. В перерывах между съемками не вылезает из космических борделей.
— Но чего ради вся эта фигня с Орлом, его эманациями, знаками силы, точкой сборки и энергетическим телом человека?
— Ч.Л.! Ты же знаешь. Зачем спрашиваешь? Ты все это прошел, и я даже могу тебя назвать своим лучшим учеником. Хулиан подпишется под моими словами.
Откуда-то из невообразимых космических далей раздался веселый мужской голос: «Подпишусь!» На фоне голоса слышались страстные женские вздохи. Нагваль Хулиан не изменял своим привычкам.
— Знаешь, Хуан, —фамильярно опустив слово «дон», сказал автор, —мне-то известно, а вот читателю —нет. Так что лучше бы ответить на этот вопрос, о нагваль.