Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

2. Реальностные сказки (начало)

Фрагмент 4

Поковырявшись в носу и вытерев пальцы об пончо,
181. магический учитель начал речь.
— Для начала: я —невежественный индеец и потому не знаю, как вести себя в обществе. Поэтому ты, Лис, не строй такие кислые рожи, глядя на меня.
Гнусный притворщик, лис его подери!
Усмехнувшись на эту фразу, индеец продолжил:
— Все учение, известное, как «магия нагваля», и описанное в цикле книг моим учеником Карлосом Кастанедой, не более, чем устаревшая реальностная сказка. В те времена она смотрелась ничего, но сейчас уже изжила себя. Старье все это, друг Лис. Тональ и нагваль, точка сборки и сталкинг, искусство сновидения и безупречность магического воина.
Когда-то, а быть может и сейчас, группой лисов была разработана обширная р-сказка. Мы назвали ее «магической концепцией мира». Сколько развлечения было в той сказке, сколько смеха... Да я бы только ради одного Карлитоса придумал искусство магии, не говоря уж об остальных ученичках.
182. Сказка есть сказка. Мы —бессмертные, вечные лисы, неплохо поиграли тогда в борьбу за жизнь. Один Орел, пожирающий огонь человеческого осознания, чего стоит!
— Скажи, Хуан, а кто придумал этого Орла? —спросил я великого прохиндея.
— Я, конечно! Сознаюсь, что концепция Орла —предел извращения. Вместе с тем, он действительно существует и пожирает всяческое осознание. Правда этого никто не замечает...
— Разумеется, Хуанчик. Поскольку существует ВСЕ, то и Орел тоже.
— Безусловно. Лису нужно только придумать или выбрать из ВСЕГО что-нибудь, отвечающее его текушим запросам. Так я продолжу. Мы водили наших учеников по другим мирам, Карлос подробно их описывает, но от очень наблюдательного взгляда не ускользает, что все эти миры довольно гротескны и неказисты. Объясняется данный факт тем, что мы создавали их на скорую руку и для мимолетного посещения. Просто хренировали известный нам мир, предоставляя волю всей своей фантазии.
— Но это же был настоящий кошмар!
— Вот-вот, и я про то же. Сущий кошмар! Бе-едный Карлос, —заблеял экс-маг.
Тут в зеркале на стене появилось изображение мужчины. Он просунул одну ногу из зеркала в комнату, потом другую, потом спрыгнул на пол сам. Из зеркала вслед вошедшему неслись женские крики: «Милый! Но мы же только начали. Вернись!»
Нагваль Хулиан (а это был именно он) махнул в сторону зеркала рукой и крики прекратились. В отличие от Хуана, он выглядел как молодой человек.
Великий покоритель женских сердец и маг по совместительству пожал нам руки и воскликнул:
— О, друзья! Как я рад вас видеть! Общество женщин тоже иногда надоедает.
— В это верится с трудом, —съехидничал старикашка Хуан.