Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

2. Реальностные сказки (начало)

Фрагмент 5

183. —Лучше бы ты молчал, недостойный ученик великого мага, —важно молвил Хулиан. —Я сюда пришел, потому что мне нравится общество Черного Лиса. Мы с ним не виделись хрен знает сколько тысячелетий.
— Да, ну! —присвистнул автор. —Но ведь можно сказать, что мы расстались только вчера.
— Ты прав, великий. Нюанс в том, что ты меня не помнишь. Точнее —притворяешься, что не помнишь.
Из коридора в комнату зашла какая-то девица, на которой кроме передника ничего больше не было. Она принесла нам кофе и бутерброды.
Заметив мой недоуменный взгляд, Хулиан рассмеялся:
— Не волнуйся, Лис, — она со мной. Итак, — продолжил он. — целью нашей грандиозной космической встречи является проведение чего-то вроде консилиума по вопросам магии.
Хуан, который уже набил себе рот бутербродами и тянулся к чашке, согласно закивал.
— Мы все являемся профессионалами этой р-сказки, поэтому будем обсуждать полный спектр проблем, —решительно заявил Хулиан.
— По-моему ты слишком много значения придаешь какому-то вороху старых идей. —заметил я. —Хоть он и вызывает у меня ностальгию...
— Я ждал от тебя такой фразы, о достойнейший из лисов. Мы будем говорить не о магии, а только о лисьей йоге, лисьей реальности. А зачем я начал говорить о магии? Так дело в том, что слово «магия» отпугивает всех реальностных змей в радиусе многих световых лет. Просто нужно было обезопасить р-сказку вокруг нас от нежелательных проникновений.
— Ты просто мастер хренира, Хулианос! — воскликнул я.
184. —Народ! Давайте оставим это высокопарный тон —всяких там «мастеров», «достойнейших» и прочую мишуру, —подал голос Хуан.
— Ты прав, Хуанито, — сказал Хулиан, осушая очередную чашку кофе. —Итак, я хотел бы сказать об одной особенности лисьего племени. Вершиной притворства является притворство лиса перед самим собой.
— Но, дружище, —возник автор. — Ведь это то же самое, что и кольцо власти.
— Да, Лис, это так, просто я хотел уточнить понятие «кольцо власти».
— Знаете, ребята, —сказал Хуан, прожевав очередной бутерброд с икрой, —мне в голову пришла очень умная мысль.
Мы с Хулианом испугались и стали наперебой уговаривать старика:
185. —Хуанчик! Не нужно! Лучше побереги себя. Умные мысли такая ужасная вещь. Они крайне плохо влияют на пищеварение, потенцию и вообще.
Глаза Хуана неожиданно вспыхнули синим пламенем. Читатель! Это не метафора.
Воздух вокруг старого нагваля заискрился сильнее. «Определенно Хуан напоминает нам, что никогда не был человеком,»—подумал автор этих строк.
Хулиан в ужасе от увиденного залез под стол.
— Вы, что, парни? —хихикнул Хуан. —Мне только захотелось еще бутербродов и, если можно, —коньячку...