Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

3. Реальностные сказки (продолжение)

Фрагмент 9

323. Как Он появился было неясно. То ли вышел из подворотни, то ли вылез из канализационного люка... Не столь уж важно.
Божество явилось нам во всем белом: белые тапочки, белые джинсы, белая водолазка. Волосы его тоже были белые, как снег. «Перекраситься успел,»—пронеслась у меня злорадная мысль.
Воплощение Чистоты при выполнении различных Дуростей шагнуло к нам. Перед ним вдруг возникли три сереньких облачка.
— Привет, ребята! —весело начал Бог Тысячи Дуростей. —Хочу представить вам моих телохранителей.
Зачем Богу телохранители? Скорее всего это одна из Его Дуростей.
— Прошу отметить —все дворяне! Вот этот, —он указал на облачко слева от себя, — барон фон Нитке. Это, —Божественный перст остановился на облачке справа, —герцог фон Пленке. А это, —облачко посередине, —маркиз фон Иголке.
— Я что-то не пойму, приятель, —обратился я к Богу. —Как какие-то маленькие сгустки энергии могут телохранить такого большого и здорового Тебя?
Бог Тысячи Дуростей посмотрел на меня взглядом полным духовности, любви, понимания и глубокого сожаления о том, что сегодня День Защиты Насекомых, иначе бы он давно прихлопнул меня Своей Мощью.
— Ну не надо так, Лис! Написать обо мне подобный отзыв —это одно из Твоих Извращений. Вовсе нет у меня никаких агрессивных намерений, —воскликнул Бог. —А зачем мне такие телохранители? Для украшения. И как атрибут, как текущая Дурость. Но, если серьезно...
— А ты можешь? —спросила Гелла.
— Разумеется, иногда, —Божество не обиделось на колкость. —Если серьезно, то я приглашаю вас на свой бенефис в качестве звезды поп-музыки.
— Надеюсь, что это будет поучительно и не очень опасно для окружающих, —мрачно заметила рыжая.
324. Сплошная музыка! Куда от нее деваться? Поющие персонажи стали встречаться слишком часто.
325. В следующее мгновение Этот Тип, Который Тысячи Дуростей, перенес нас Своею Силою в ночную дискотеку. В дансинг то бишь.
И не важно, что на улице стоял день и светило солнце —в этом месте была перманентная ночь.
Сверкали яркие огни, звучала какая-то музычка, мелькали танцующие существа. У одних на лице светилась радость, у других грусть, у третьих —желание выпить, у четвертых —желание...(думаю, вы понимаете), у пятых лицо отсутствовало как таковое.
Пахло никотином, духами, ладаном, серой и черт знает чем еще. Если про запахи можно сказать «какофония», то здесь именно она и была.
326. Бог Тысячи Дуростей вскочил на сцену, сграбастал микрофон и проревел:
— Мальчишки и девчонки! Бесполые существа и существа многополые! Я обращаюсь к вам, извращенцы, имеющие родителей, и к вам, существа, придумавшие себя сами! Я —Бог Тысячи Дуростей сейчас спою для всех вас убойную песенку под названием «Гимн свободного человека». Небольшая преамбула: люди, существа, богатые на выдумки и маразмы, не имеют к этой песне никакого отношения. Спрашивается —почему же она так называется? Это моя дежурная Дурость, только и всего!
Зал заревел, зарычал, заблеял и, в отдельных местах, стал нараспев читать псалмы. Все были готовы внимать.