Цветы глухих улиц

За пределами лисьей йоги

Юго-западная окраина

Фрагмент 25

Через несколько местных дней мы вернулись обратно в минорную Лурию. Быстро оценив ситуацию, Брегедира предложила заняться лечением выживших в катастрофе людей. Изменив одежду соответственно местным условиям (свои белые джинсы и водолазку Брег сделала серо-черными от сажи, а я к синей футболке и брюкам добавил изобилие штукатурной пыли и рваных дыр), создав на лице несколько легких царапин и сотворив значки бирюзовых хилеров, мы отправились искать каких-нибудь военных на машине, способных доставить нас в эвакуационный лагерь...
...Грузовик подпрыгивал на кусках бетона и трещинах в изобилии попадавшихся на том, что когда-то было дорогой. Я заметил хлопья пепла в золотых волосах Брегедиры.
- Очень правдоподобно, милый, - усмехнулась она, когда мы соприкоснулись мыслями.
- Надеюсь, нас никто не узнает, - сказал я, провожая взглядом оборванных, окровавленных людей с покрытыми сажей лицами. - Не хочется менять внешность.
- Не волнуйся, Эльс. Будем надеяться, что макияж из грязи и царапин нас не выдаст. Да и сам подумай, кому придет в голову безумная мысль, что Боги этого мира явились в него в трудный час? - моя половина всегда мыслила в высшей степени трезво. - Ведь кто мы для них? Мифологические существа и архетипические образы. Все. Для многих здесь мы с тобой просто красивая сказка. А именно такие люди сейчас заправляют у власти.
- Ты права, дорогая. Религия - религией, но в целом в обществе Лурии-2 господствует рациональное сознание. Даже под хилерство была придумана отличная научная теория.
- Вот и не будем беспокоиться, принц мой, - Дира улыбнулась. - Приедем в лагерь - посмотрим, что там к чему, людей полечим. Имена новые придумывать тоже не будем - здесь полно мужчин и женщин, которых в силу старой традиции зовут также. Станем же одними из них, но со способностями бирюзовых хилеров.
Наш грузовик выехал за город. Вскоре взору открылась равнина, вся усеянная большими палатками. Территория эвакуационного лагеря была обнесена проволочным забором, который, как известно, военные ставят в считанные минуты. Возле ворот скопилась толпа людей, проходящих регистрацию. На небольшой высоте пролетел тяжелый грузовой самолет, скорее всего увозивший раненых в другие регионы страны. Хилеров на всех не хватало.
Солдаты раздвинули створки ворот, и мы въехали в лагерь. Подошедшему к машине офицеру, водитель объяснил, что привез бирюзовых хилеров. Нам посоветовали отправиться в главную палатку целителей и зарегистрироваться. Я отдал должное действующей системе организации - порядок был безупречный.
Большую палатку с глазом в круге мы нашли без труда. Нас встретил очень усталый человек лет тридцати со значком зеленого хилера на жилете:
- Вас здесь очень не хватало.
Брегедира взяла инициативу на себя и рассказала, что мы хилеры одной из разрушенных городских больниц. В момент падения кометы была не наша смена работы, поэтому нам удалось выжить.
Нас быстренько, без формальностей зарегистрировали, выдали жилеты медицинского персонала лагеря и направили в одну из самых больших госпитальных палаток.
Там работали трое красных хилеров, трое желтых и трое зеленых. Они работали по бригадной системе красный-желтый-зеленый, принятой на случай глобальных бедствий. Каждый член бригады лечил доступную только ему сферу ранений. Таким путем достигалась концентрация усилий - хилеры более высокого уровня не занимались лечением в сферах, доступных более низшим.
В этом госпитале людям, которых не мог вылечить зеленый хилер, требовалась отправка в другие города для более квалифицированной помощи. Все, чем им могли помочь целители - это погрузить в сон для облегчения мучений.
И три бригады не справлялись. Поток раненых увеличивался. Люди лежали даже в проходах между койками и всюду, где они не мешали передвижению персонала. Очень многие находились в глубоком сне, ожидая отправки следующего самолета с пострадавшими.