Цветы глухих улиц

За пределами лисьей йоги

Юго-западная окраина

Фрагмент 36

- Занятная ситуация... - я задумался. - Если копнуть поглубже, получится, что кто-то его таким образом подставил. Ты сбила человека, затем проснулась здесь... Но он-то остался там.
- Вот и я про то говорю! Мое вселение и такая ситуация не похожи на случайность.
Подошел поезд в нужную сторону. Мы зашли в вагон. Я быстренько просканировал его аурой и определил нескольких реальностных полицейских, но они были заняты какими-то другими делами и не обратили на нас внимания.
Я вспомнил, что тоже иногда во снах действовал в чужих телах, но это не было связано ни с чем значительным. Характерная особенность: это всегда были сны, а не сновидения. То есть фактор осознания себя не присутствовал. Я рассказал Маме Лисе, как несколько лет назад Дядюшка Лис развил передо мной целую теорию о миссиях, выполняемых во снах. Согласно этой теории в некоторых пространствах, подобных нашему (условно говоря «физических» - Локал-3 по Роберту Монро) иногда требуется сделать нечто такое, чего не может ни один из обитателей данного мира. Тогда взор какой-то таинственной силы и обращается на наш мир. Человек отсюда во сне попадает туда, делает для них все дела и затем просыпается здесь, храня память о необычном сне. Техническая сторона процесса остается полной загадкой.
Что до случая Мамы Лисы, то имела место настоящая подстава жителя того мира. От нее требовалось лишь неумение водить машину, а присутствие в чужом теле было без проблем организовано. Но, очевидно, миссии бывают разные...
Я проводил спутницу до дома и серьезно задумался над вопросом вселений. Естественное предположение здесь заключалось в том, что если мы вселяемся во снах там, то кто-то оттуда может вселяться во снах здесь. Интересная получается аватаризация. Специалистом в данном вопросе был Дядюшка Лис. Я решил, что следует в ближайшее время навестить его и Милую Лисичку для совместного обсуждения проблемы вселений.
- Ага! Значит ты заинтересовался этим вопросом! - довольно воскликнул Дядюшка Лис, когда я позвонил ему на следующий день. - Приходи, Черный, у меня есть, что рассказать.
Перед выходом из дома я подумал захватить блокнот и записывать информацию Дядюшки Лиса, но затем решил, что это будет почти полным уподоблением Карлосу Кастанеде и отказался от бредовой идеи.
Собака Дядюшки Лиса громко лаяла из-за двери, пребывая в самозабвенном раздражении, в ответ на мой звонок. Я недоумевал, почему это животное, которое хорошо меня знает, до сих пор не научилось определять мою ауру за дверью и сдерживать свои эмоции. Хозяин открыл дверь и молча впустил меня внутрь. Собаченция бросилась вперед, обнюхала мои ноги, опознала и разочарованно отошла в сторону - злиться на меня у нее не было причины. Вспомнился один старый сон, где этот пес разговаривал со мной, и я подумал, что животное не такое простое, каким хочет казаться.