Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

11. Конец всех сказок

Фрагмент 33

779. ЧТО-ТО, ГДЕ-ТО... НЕЯСНО К ЧЕМУ...
Мне открылась огромная равнина, вся усыпанная цветами. Небо над ней было пасмурным, —как я люблю. Я летел на небольшой высоте и восхищался открывавшимся простором. Было достаточно сознания, чтобы понимать, —произошло перемещение в какое-то новое для меня измерение. Не игровое пространство. Брегедиры рядом не было. Я летел над прекрасной равниной в полном одиночестве.
Вокруг, насколько хватало взгляда, была лишь эта равнина. На ней не росли деревья, не стояли дома или иные знаки, указывающие на цивилизацию. Одни полевые цветы. И простор...
Пролетев немного дальше, я увидел нечто, слегка портящее безупречную красоту этого мира. Слева от меня располагалась цепь людей с луками. Все они выглядели одинаково —седые мужики в красных штанах и синих накидках.
Они не стали в меня стрелять. Но, когда я приблизился к первому, от него отделилось какое-то белое облако. Оно вошло в мое тело. Я не отметил никаких изменений в своем состоянии. Такое же энергетическое взаимодействие произошло с каждым из лучников, составляющих цепь. Их было восемь. Впитав в себя облако энергии из последнего лучника, я вернулся в мир, где засыпал.
780. НЕПОНЯТНАЯ КОНКРЕТИЗАЦИЯ
В комнате царила темнота, —до рассвета было еще далеко. Брегедира сидела на кровати, поджав под себя ноги, и пристально смотрела на меня. Глаза ее светились ярким голубым огнем.
— И что же ты хочешь сказать этим своим донельзя мистическим и, безусловно, устрашающим простых смертных видом? —спросил я.
— Я наблюдала за твоим путешествием, Снежинка, —ответила колдунья, и таинственные огни в ее глазах погасли. Но все-равно я не мог сказать, что передо мной сидит обычная смертная женщина лет двадцати пяти со светлыми волосами. Эпитет «обычная» никак нельзя было отнести к Брегедире.
— И что думаешь?
— Могу рассказать.
— Слушаю...
— Для начала скажи, что тебе известно об Архонте и Иерофанте? — колдунья легла, положив голову мне на плечо.
— Иногда я входил в состояния, в которых видел эту парочку... Не думаю, что это так уж важно...
— Важно, Эльс. В нашем с тобой движении к Свободе важно все —мелочей нет. Какое-нибудь ничтожное состояние из прошлого может сыграть большую роль в будущем.
— М-да... Понятно, —я погладил ее волосы. —Они были описаны мной в «Прогулках по Бесконечности». Архонт и Иерофант —это некие агенты моей психики. Но я никогда не придавал им большого значения...
— Архонт и Иерофант —агенты не только твоей психики, дорогой. Это архетипы. Они есть в психике у кого угодно.
— Ну и что?..
— Твое последнее путешествие как-то связано с ними, Эльс. Пока еще не знаю как. Огромное пространство, немыслимый простор той равнины говорит, что ты достаточно чист. Ты же помнишь прошлые путешествия —почти всегда город, люди, подземка... А теперь —простор. Что-то новое, милый...
— Посмотрим, Брегги, посмотрим...
— Продвижение к Свободе идет довольно медленно, постепенно, без резких скачков.
— Помнится, что Иерофанта с Архонтом данный факт очень не устраивал... Они хотят стать Владыками Формы —полностью контролировать свое тело.
— По-моему, дорогой, ты сам этого хочешь... —колдунья укусила меня за ухо.
— Контроль над формой сейчас не главное. Он сам возникнет, когда мы с тобой окажемся в стабильном мире.
— Именно так, Эльс. Но события подступают. У меня есть предчувствие, что Архонт с Иерофантом скоро заявят о себе.
— В пространстве Игры это не может произойти.
— Ты выйдешь за его пределы в астральной переброске.
— А ты, Брегги?
— Мое сознание очень прочно связано с миром Игры... Я не смогу последовать за тобой слишком далеко. Жаль... Прости меня, —она закрыла глаза.
Я решил сменить тему:
— Но как ты можешь объяснить лучников, с которыми у меня происходили непонятные энергетические взаимодействия?
— Мыслеформы, остаточный мусор —ничего стоящего.
— Ладно, малышка, хватит о делах... Может ты поспишь?
— Нет, милый. Не могу. Лучше пойдем в заклинательную башню —займемся вызыванием Маоха. Не волнуйся за меня, Снежинка. Я не чувствую усталости. Только...
— Что «только»?
— Я люблю тебя —вот что!