Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

11. Конец всех сказок

Фрагмент 34

781. ТУМАН И ОГОНЬ ПРОТИВ МИРА ИГРЫ
Вновь зеленое пламя полыхало внутри круга для вызываний. Брегедира делала какие-то пассы магическим жезлом и нараспев читала слова заклинания. Я стоял рядом, скрестив руки на груди и ждал, когда появится Бог Тысячи Дуростей. Было интересно какой вид он примет на этот раз.
Зеленый огонь заколыхался как от сильного ветра. Раздался резкий свистящий звук и...
Из круга для вызываний величественно выплыл Бог Тысячи Дуростей в образе Маоха. Одето Божество было в темный тренировочный костюм с приколотым слева значком Меча Огня. Ко всему прочему Маох сидел на неказистого вида табуретке, в одной руке держа газету, а в другой —чашку, судя по заполнившему помещение запаху, наполненную горячим шоколадом. В довершение всего и непонятно к чему на лице Бога имелись круглые очки от солнца. Я подумал, что читать газету в них очень неудобно.
Спустя несколько секунд Бог Тысячи Дуростей оторвался от газеты, сделал глоток шоколада и сообразил, что находится где-то не там...
— А а!.. Уже вызвали меня! Вот ведь здорово! —он вскочил с табуретки, которая тут же провалилась обратно в круг. —А я тут завтракаю, газетку читаю...
— Зачем ты очки темные нацепил? —спросил я, подходя поближе.
— Объясняю специально для непосвященных, —Божество сняло очки и сделало круглые глаза, вероятно желая показать этим, что владеет великой тайной. —В газетах есть очень много скрытой информации. Недоступной для обычного глаза. Самые интересные вещи остаются непрочитанными обывателями, так как написаны между строк. Но я все-таки Бог, поэтому нашел простой и дешевый выход из положения —очки от солнца. Благодаря им я читаю газеты в полном объеме и получаю массу наслаждения. Мне известно, что существуют извращенцы, которые ради получения нестандартной печатной информации прибегают к помощи различных приборов: сканеров, электроэнцефалографов и всего такого. Психи да и только! И лишь один я додумался до применения темных очков. Знаете о чем это говорит?
— О чем? —спросили мы с Брегедирой.
— О том, что я очень крутой парень, —он выразительно посмотрел на нас, вероятно подчеркивая слово “очень”, и довольно опустился на то место, где раньше стояла табуретка. Разумеется его зад не нашел должной опоры, и Бог Тысячи Дуростей, потеряв равновесие, упал на испещренное рунами пространство круга для вызываний. Шоколад из объемной чашки пролился на газету и на роскошный тренировочный костюм. Божество не изменяло своему амплуа.
— Табуретка обратно переместилась, Маох, —сказала волшебница.
— Запоздалое предупреждение... —он кряхтя поднялся на ноги.
— Но ладно... Я чертовски благодарен тебе, за то что вызвала меня сюда, —Маох отбросил от себя смятую и испорченную газету, —она тут же исчезла в зеленом пламени. Туда же последовала чашка и очки.
— Пошли, Маох, позавтракаем чем-нибудь местным. Что Игра послала, —сказал я.
Бог Огня вышел из круга. Брегедира погасила огонь, и мы двинулись в апартаменты колдуньи. По пути Маох вертел во все стороны головой, разглядывая гобелены и древние своды замка, а также несколько раз создавал себе новую одежду взамен изгаженного тренировочного костюма, пока не остановился на монашеской рясе темно-коричневого цвета.
— Ах, что за мир, друзья! Как он меня восхищает! Здесь столько всего интересного! —восторженно повторял Бог Огня, когда мы проходили длинными коридорами, где слабо чадили факелы. —Нет, ну не может быть! Это же настоящая готика! —он подошел к факелу и потрогал рукой пламя, вероятно чтобы убедиться в его подлинности. От этого прикосновения огонь ярко вспыхнул, и в нем мелькнуло лицо какого-то существа. —У вас и саламандры водятся! Во дела! Я остаюсь тут надолго! Знаете как мне надоел Вакхар —этот мир-бутылка! Я жажду нового приключения...
— Ты его получишь, Маох, —сказала Брегедира. —Я уверена, здесь ты получишь такое приключение, что мало не покажется...
— А кстати, Брегедира, я тебя помню, —сказал Маох, наливая себе в кубок вина и усаживаясь на низенький диванчик. —Ты была со Снежинкой в ресторане «Седьмое небо».
— Наверное, сейчас это не так важно, —ответил я за нее, пытаясь Мечом Тумана, имеющем размер кухонного ножичка, отрезать кусок мяса непонятного животного.
— Да, я была Принцессой Мрака. Или буду ей... Увы нам с Эльсом неизвестно, где находится тот мир —в прошлом или в будущем, —Брегедира сделала глоток из кубка и накрыла мою руку своей.
— Разберемся, Принцесса, —Бог Тысячи Дуростей набил рот местным сыром и медленно пережевывал, закрыв от удовольствия глаза. — Между прочим, я сам не знаю, где тот мир.