Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

11. Конец всех сказок

Фрагмент 35

— Послушай, Маох, —обратился я к нему, —когда мы с тобой сражались, ты показался мне крайне агрессивным и маниакально-патологично кровожадным типом. Не хотел примирения... Почему так?
— О-о, Эльсон! Мне хотелось сыграть героя. Понимаешь? Настоящего сурового воителя, который больше всего в жизни обожает умерщвлять. Не важно кого. Я сам выбрал себе такой облик, придумал титулы —Повелитель Кошмаров и Любящий Живое... Хотелось побыть кровожадным, —он хрюкнул от удовольствия. —Но вы сами знаете, —мы составляем Мир Великих Притворщиков. Здесь все стараются казаться не теми, кем являются.
— Теперь давайте обсудим текущую ситуацию в мире Игры, —предложила Брег.
— Можно, —Бог Тысячи Дуростей наколол на двузубую золотую вилку новый кусок мяса и отломил немаленький кусочек хлеба. Я знал, что пожрать он всегда обожает.
— Из местных мировых тузов никто не любит Брегедиру, —сказал я.
— По-моему ей достаточно того, что ее любишь ты, —Маох поднял на меня свои серые глаза. —А тузы? Колдунишки эти? Хе-хе! Вы только скажите, кого надо убить в первую очередь, кого во вторую...
— Не забывай, Маох, что где-то в тайных местах Аркануса или Миррана находится талисман, способный изгнать тебя из мира Игры, — сказала колдунья.
— Имеется такая штучка... —Бог Тысячи Дуростей откинулся на подушки, видимо насытившись. —Ложка Обжоры называется.
— Актуальное название, —съязвил я.
— Ты же знаешь, приятель, я обожаю дурости. Ложка Обжоры выглядит как обычная алюминиевая чайная ложка. Но эта ложечка имеет надо мной власть. Так Игра ограничила мое всемогущество. Пока же Ложка Обжоры никем не найдена... Вот такое дерьмо...
— А талисман Эльса —Снежное Око уже нашли. И я не знаю кто... Мне это не нравится, Маох...
— Ничего, Брегедира! В случае чего я подстрахую Снежинку, — Бог Огня махнул рукой. —И вообще, давайте так —в основном действовать буду я. У меня руки чешутся замочить этих колдунишек. Вспоминаю Таурона —до чего высокомерный тип! Хочу разобраться с ним. Затем Кали...
— Оч-чень вредная женщина, —сказал я. —Прямо из зеркала приставала ко мне и грязно домогалась.
— А я тебе говорил еще по ту сторону экрана, что Кали —сучка и подлая тварь, помешанная на сексе.
— Значит отправляемся на войну с колдунами? —спросила Брег, которой разговор о Кали был не очень приятен. —Пора делать ответные ходы.
— Пора, ребята! —Маох поднялся во весь свой гигантский рост и потянулся. Монашеское одеяние не могло скрыть его шикарной мускулатуры.
Неожиданно в комнату вбежала испуганная Нарина:
— Ой, госпожа! Дозорные передали, что к городу подходят Ожившие Мертвецы и Зомби! Они как-то прошли незамеченными мимо наших застав...
— Это Кали, —Брегедира улыбнулась. —Успокойся, Нарина, живые покойники не пройдут в город.
Бог Тысячи Дуростей довольно ухмыльнулся:
— Значит Кали. Чудесно! Пошли, Эльсон, развлечемся!
— Надо бы в зеркало посмотреть, кто там еще есть, —предложил я.
Мы поднялись в заклинательную башню. Подчиняясь приказу Брегедиры, магическое зеркало затуманилось и показало равнину перед городом. Войско злой Кали выглядело внушительно. Помимо Зомби и Оживших Мертвецов, с которыми легко бы справилась одна единица Горгон, здесь были четыре стаи Теневых Демонов (они поражают на расстоянии сгустками инфернальной энергии) и два героя (один —заклинатель, другой —простой рубака).
— Могут быть Ночные Сталкеры, —предположил Маох.
— Вряд ли, —колдунья скептически усмехнулась. —Теневые Демоны очень дорого стоят в мане, а здесь их четыре стаи. Кали прикладывает титанические усилия, чтобы удержать эту свору в Арканусе. На Ночных Сталкеров у нее просто не хватит энергии. Я думала, она Демонов-Лордов пришлет... Переоценила похотливую дешевку.
— Пойдем, Снежинка, разберемся с этим ожившим кладбищем и прочими нехорошими парнями, —Маох увеличил Меч Огня до натуральных размеров и пристегнул к поясу.
Я собрался было сделать то же самое со своим, когда прозвучал удар гонга. Изображение армии в зеркале сменилось лицом Кали. Темная колдунья довольно улыбалась:
— Готовься проиграть, Брегедира!