Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

11. Конец всех сказок

Фрагмент 46

787. Маох Вентлийский
Столица Брегедиры осталась позади. Одев скромные одежды и взяв на дорогу пакет с финиками, я решил побродить по этому миру в поисках новых знаний и опыта. Приятель мой сейчас, наверное, еще празднует победу со своей подругой. Я же не люблю затянувшегося безделья, два-три дня, а потом мне становится скучно. И это одна из причин, по которой я ухожу из гостеприимной Лурии.
Но победа в последней битве и впрямь была грандиозная. Не зря нам двенадцать раз протрубили небесные фанфары... А потом мы с Эльсоном налегке по очереди убрали Кали, Таурона и Мерлина.
Мерлин —хороший мужик, мне было даже жаль его. До сих пор не могу понять, для чего он заключил альянс против Брегедиры с этими захребетниками? Им бы жить в добрососедстве, но вышло иначе...
Кали я прикончил лично из спортивного интереса. Ее необычайная заносчивость и разнообразные выпендрежи возбудили во мне хищное желание сначала замучить ее кошмарами, а потом выпить жизнь. Настоящие вампиры меня поймут —это было просто лакомство. Как приятно выпить жизнь могущественной волшебницы, повелевавшей народами, не знавшей отказов и неповиновения, чья воля была непреклонна. Она горела золотистым светом —ее былая власть, ее жизнь. В ней проявлялись гордость, коварство, неукротимость, и, надо признать, смелость. Я слышал, как ее жизнь требовала ЖИЗНИ, как рвалась она к проявлению. Плененная, она не побеждена. Громадную силу ее жизни я превратил в магический предмет —Амулет Кали, переносящий героя в любое место этого мира. Этот амулет я не взял с собой, а хорошенько спрятал. Увидеть его сквозь толщу земли сможет только сильный маг.
Таурона мы посетили вторым. После разгрома союзных армий, падения Кали, он спешно исследовал новые аспекты Хаоса, стремясь найти действенные меры защиты или эффективные средства против нас. Отдаю ему должное —он изучил все книги магии Хаоса. Но ничего стоящего, естественно, не нашел. Предмет, изгонявший моего друга, находился в сокровищнице его подруги, а Ложка Обжоры еще пряталась в каком-нибудь полуразрушенном замке, населенном монстрами магии Смерти, или в магическом узле, где обычно живут еще более могучие магические существа. Таурон не питал надежды отыскать Ложку, а надеялся на всесилие Хаоса. За день до нашего прихода Бог Игры (сама игровая программа) известил его, что в рамках этого мира он достиг максимальной проработки всех заклинаний Хаоса. Все это нам рассказал сам Таурон. Особенно он подчеркнул слова «в рамках этого мира». Он был знаком с другими мирами! Колдун также намекнул, что другие волшебники —и Мерлин, и Кали, и Тлалок все знают о многомерности миров и имеют основания считать нас также личностями с многомерным сознанием.
- Мы все существуем одновременно в нескольких измерениях, - сказал нам напоследок Таурон - Даже хорошо, что вы пришли, мне больше нечего тут делать.
Все они были яркими личностями, и я уверен, что таковыми будут везде, в любом, даже новом для них мире. С событийной же стороны этой встречей, этими приключениями мы все создали самый настоящий кармический узел, к тому же наш интерес к этим колдунам не упал, а только усилился, и значит мы еще встретимся. Но где, когда и при каких обстоятельствах?
Пока же я странствую один. Высокий молодой человек, темноволосый, со спокойным взглядом серых глаз. Одет просто и скромно —светлый джинсовый костюм со значком —ромбиком на куртке. В этом значке я спрятал меч Огня, чтобы никто не видел во мне воителя. А джинсовая куртка обладала свойствами кольчуги – перед уходом я попросил Брегедиру создать для меня недорогой защитный артефакт в виде такой куртки. В руке я нес пакет с финиками —очень люблю брать их с собой в дорогу. Думаю, что любой встречный прохожий с первого взгляда не заподозрил бы во мне присутствия больших боевых способностей. Сейчас я хотел бы выглядеть поскромнее. Ведь если разнесется слух, что Маох вышел странствовать, то каждый встречный будет вглядываться в меня. А путешествовать в компании своей известности мне совсем не хотелось — я потеряю массу интересных приключений. Если же говорить о взаимодействии с жизненными сюжетами, то наверняка нити судеб городов и народов постараются вовлечь Маоха в решение своих проблем. И тогда командовать парадом буду не я, а так называемый «рок», причем даже не совсем мой. Но зачем мне какая-то предопределенность? Хочу быть самим собой, я —изучающий.
Так рассуждал я, выходя рано утром из ворот гостеприимной Лурии. А известие о великой победе вместе с домыслами и слухами уже ринулось в мир. Из столицы Брегедиры оно сначала облетело другие ее города, потом через многочисленных торговцев, беглецов, странников стало проникать в другие государства. Скоро все будут знать, что у Брегедиры есть могущественный герой, один способный победить грозную армию, что власть ее крепка, население спокойно трудится, расцветают ремесла, наука, искусство, растет магическая сила волшебницы. Но вылетело и другое важное сообщение —второй сверхмощный герой, принявший активное участие в битве при Лурии и штурме цитаделей Мерлина и Таурона, лично убивший Кали, инкогнито путешествует. Самые невероятные версии высказывались о том, как его узнать. Но я был спокоен за это —никто из тех, кто знал о характере моих способностей, не может рассказать о них по причине потери жизни, а предполагать можно все, что угодно. Только Эльсон и Брегедира могли бы поведать о Маохе что-либо, но я попросил их сохранить в тайне сведения обо мне.