Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

11. Конец всех сказок

Фрагмент 48

На вершине пологого холма стоял огромный замок. Он был таким черным, что на его фоне как-будто посветлел грунт. Чувство вибрации теперь стало определенным, —замок поглощал некоторый диапазон энергий, включающий и биологические формы жизни. В последнем я убедился по собственным ощущениям. Если углубиться в них, то можно различить тонкую структуру вибраций. Миллионы мельчайших присосок атаковали мой энергетический каркас. Переводя сознание выше —на уровень эмоций и мыслей, «присоски» ощущались, как маленькие неистовые рыбки —пираньи, стремящиеся выдрать кусочек из тела своей жертвы. К тому же они навязывали страх и безысходность. При грубом же рассмотрении множество этих мелких укусов сливались в лавины, приходившие регулярно несколько раз в минуту. Отсюда и чувство сосущей вибрации. Мне стало ясно, что замок съедал жизненную, электрическую энергию облаков и магических созданий, ведь дракона Хаоса нигде не было видно. Колдун, пославший его, наверное, ужаснулся, увидев пропажу такого могущественного существа.
В замке, без сомнения, обитала некая вампироподобная форма жизни, обладающая огромной магической силой. Насколько я знаю обычаи игры, чем сильнее охрана, тем крупнее приз победителю. Сосущая энергию тварь была мне не страшна —Маох сам обладал способностью выпивать жизни, кроме того, я мог использовать еще и Лорда Кошмаров, весьма эффективного против почти всех существ, наконец, атака Огненного Меча тоже чего-то стоит. Словом, я —Маох, был отлично вооружен и мог справиться, наверное, с любой силой этого мира. Однако, признаю, возле стен замка «пираньи» атаковали сильно. Уже сейчас простой воин потерял бы контроль над телом и разумом. Замок тянул в себя. Вероятно, по этой причине равнина была чистой и безжизненной.
Ворота давно отсутствовали, старые ржавые петли валялись в проходе. Я пнул их, но тяжелые железяки даже не зазвенели. С неестественно приглушенным звуком они закувыркались по земле. Во дворе валялись мечи, шлемы, щиты, пики, все ржавое. Я поднимал их и швырял с силой в стены замка. Ни один предмет не зазвенел, даже не издал более менее ощутимого звука. Здесь все боялось выдать свою активность. Даже металл, которому вроде бы нечего терять.
Озаряемый постоянно бьющими молниями, спускался с неба смерчевый столб. Скрученные в бараний рог облака гудели мерным низким тоном. Смерч спускался к центральной части замка, куда сейчас намеревался пройти я.
Сначала меня встретил большой темный зал. Окна были на высоте трех-четырех моих ростов. Они, видимо, давно потеряли и стекла и рамы, и теперь кровавый свет облаков, освещаемых молниями, свободно вливался через них и повисал в зале.
Я постепенно привык к темноте и стал различать очертания предметов в зале и сам зал. Он был огромен и пуст. Пол в изобилии усеян ржавым оружием. Ничего интересного. Где-то должен быть проход в другие помещения замка. Света окон было недостаточно, и я коснулся ромбика Меча Огня. Впервые увидел, как пламя длинными языками слетает с клинка в отсутствии противника. В свечении моего оружия стал виден выход из большого зала. Дверь, естественно, отсутствовала. Передо мной была зияющяя чернота прохода. Такой тишины я еще никогда не слышал —абсолютно никаких звуков, даже собственных шагов не разобрать. Вне замка отчетливо, на несколько километров, улавливался гул смерча. Странно, что сюда этот звук не мог попасть через многочисленные отверстия —окна верхнего яруса зала. Я крикнул и не узнал своего голоса, —он прозвучал сухо и неестественно, не последовало эха. Даже камни этого замка все поглощают. Старые стены давно утеряли свою память о тех, кто строил их, о многочисленных поколениях воинов, живших здесь, о победных пирах, наконец. Все это сейчас принадлежало не им, а тому всепоглощающему созданию, что кроется в центральном зале. А сам замок стал послушным проводником злой воли вампира.
Я вошел в «дверь» и заставил меч сиять белым пламенем...
Там были мертвецы. Они стояли в самых разнообразных позах, высохшие, в обветшалой одежде, сквозь которую кое-у-кого проглядывали кости ребер и грудина. Они перегораживали проход. Трупы были абсолютно мертвы, и всякая жизнь, даже нечистая, в них отсутствовала. Можно было освободиь проход от этого мусора, но я не решался. Здесь было еще что-то, что следило за мной. Оно нагло пялилось в затылок, пытаясь проникнуть и взять под контроль мысли. Я позволил этому Нечто реализовать свои цели относительно меня, уступив небольшую часть сознания. Мгновенно воспринял приказ расталкивать мертвецов. Их нужно было сбивать, бросать, толкать, бить, рубить, чтобы они падали, падали, падали... И все это я проделывал в той части своего сознания, которую на время уступил неизвестной силе. Теперь ясно, что расталкивать армию мертвецов не стоит, если этого добивается от меня зло. Пока Оно пыталось командовать мной, я изучил немного его сущность. Нечто —создание Смерти, некие чары, породившие духа-охранника, обладающего способностью пробуждать мертвых. Оно было душой коллектива мертвых. От созерцания такой картины у меня возникла тошнота. Осторожно ступая, чтобы не задеть высохшие трупы, я стал пробираться к другому концу тоннеля, где виднелись сполохи красного огня. Проходить было очень трудно, эти мерзавцы устроили тут настоящий бурелом, да еще доводили меня до омерзения своими выпирающими костями.