Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

11. Конец всех сказок

Фрагмент 74

— Ты любишь море? — спросила принцесса, подплыв ко мне.
— И да, и нет. Плавание почему-то утомляет меня. Люблю просто смотреть на море и корабли.
— Ты не понимаешь этой стихии. Поэтому ты такой напряженный и воинственный, везде видишь угрозы и предательства. Все говорил, города надо завоевывать, армию укреплять. А мне надоело, хочу удовольствия, отдыха, счастья! Видишь, как все отлично, города сами присоединяются ко мне без всяких битв. А ты бы сейчас весь мир утопил в крови. Или обманул всех, и на чужой шее проехал бы к славе.
Она дразнила меня.
— Догоняй!
— Я не умею плавать, точнее, плохо плаваю.
— А я тебя научу. А ты поучишь меня сражаться на мечах, хорошо?
Час занятий плаванием утомил меня полностью. Я попросил перенести меня на лесную поляну. Здесь мы отдыхали, лежа в клевере на солнце. В ее словах много смысла, я действительно жестковат. Но я ищу любовь, чувствуя, что без нее не могу идти дальше.
В полдень приехал Лавиаш. Принцесса попросила меня пока не показываться ему хотя бы дня три. Хорошо, я буду в стороне, но наблюдать за ним мне никто не помешает. Я нарядился жрецом, чтобы свободно везде расхаживать и не вызывать ни у кого подозрений. Но под широкими одеждами я скрывал Щит Невидимости, чтобы незаметно для Лавиаша наблюдать за его действиями.
Он сразу всем показал их место. Аккуратно и вежливо дал понять и городским паладинам, и дворцовым служащим, и даже Шин Бо, что когда он спрашивает, они все обязаны отвечать на его вопросы в пределах своей компетенции, обслуживать его, когда он чего-то хочет, и при этом еще и улыбаться. Как гость принцессы, он обладал неким повышенным статусом, но только в сопровождении волшебницы. И хотя правила приема гостей каждый житель столицы мог сдать на пять с плюсом, принцесса повторяла их всякий раз перед встречей героев или посланников. Лавиаш сам объявил себя гостем и подробно разъяснил всем придворным их обязанности. Викторию такое поведение новичка позабавило, —пока он говорил, она молча улыбалась.
Затем он попросил аудиенции, ссылаясь на то, что имеет новые сверхсекретные сведения о Тлалоке и положении в Мирране. Они удалились в зал для совещаний. Я же, покрывшись невидимостью, взлетел и тихо сел на подоконнике.
— О, Великая, я наслышан о ваших отношениях с Тлалоком. Его супергерой успешно пленил несколько городов Кали, изгнанной волшебницы. Вы были знакомы с этим исчадием ада?
— До меня дошли только слухи о ней. Тлалок как-то раз ссылался на союз с ней. Кстати, Лавиаш, вы служили у кого-нибудь?
— Да, великолепная Виктория, у вас.
— А кроме?
— Никогда. Вы ведь уволили меня из-за недостатка денег. Но теперь они мне не нужны, я —дворянин. И вернулся к вам, могущественная, чтобы приносить славу для вас и себя. А чтобы развеять все сомнения в моей верности, я бесплатно завоюю для империи пару-тройку городов в Мирране.
— Зачем? Я верю вам. Вступайте в армию официально, получайте магическое оружие, доспехи и возвращайтесь с победой!
— Видите ли, несравненная, еще есть люди, которые помнят меня. Я не хочу, чтобы обо мне думали недостойное. Пусть все знают: я не ищу место, где можно хорошо пристроиться и тихо отсидеться, зарабатывая рыцарские звания на мягком диване. Я не подлец и не лентяй, я —доблестный герой, пусть все убедятся в этом!
— Ну если дело в вашей дворянской чести... Хорошо, пусть будет испытательный срок. Но в таком случае я не могу вам дать магических предметов.
— Мне достаточно моего старого доброго меча, снесшего немало подлых голов!
У него был какой-то план. Большой, хорошо обдуманный план действий. И он отлично к нему подготовился. Дырок в нем я не нашел, — по крайней мере, он не ощущал ни малейшей опасности провала. В его лицемерии не было сомнений: его речь была легкой импровизацией заранее продуманного разговора. Я видел, как он то и дело обращался к одной и той же смысловой структуре в своем уме. Нападать сейчас, чтобы основательно и грубо порыться в его сознании, я не хотел —волшебница сразу заметит мои проделки и будет обижена, ведь я обещал пока его не трогать. Но позже это будет сделано обязательно.
— Пока я довольна вами, лорд Лавиаш. Когда вы собираетесь покинуть Варианум?
— Сейчас же я отправляюсь в Мирран покорять для вас крупнейшие города Мерлина. До свидания!
Лавиаш уверенным четким шагом направился к двери. Ни тени подозрительности не было на его лице, только бесконечная уверенность в успехе задуманного. Он знал, что каждый его шаг будет известен принцессе, поэтому, как и сказал, пойдет захватывать города в Мирране. Это тоже часть его плана — войти в доверие.
Вечером мы гуляли с принцессой по аллее сада в окрестностях дворца.
— Виктория, надо узнать откуда он приехал к нам. У него здесь есть свои цели, и они касаются тебя!
— Ты уже заглянул в его разум? А я не хочу! Что он может мне сделать? Пусть завоюет города Мерлина, разве это плохо?
— Конечно нет, но это только начало его плана. Почему он не хочет вступать в армию? Может потому, что потеряет волю? А она ему очень нужна!
— Ах, Маох, ты уже, кажется, ревнуешь.
— И это есть, красавица, но главное то, что он готовит что-то крупное против тебя.
— Сейчас я не хочу говорить об этом. Полетим лучше в бассейн?
— Только на пять метров в воду я больше прыгать не буду!
— Хорошо, хорошо, расслабляйся, плавай на спине.