Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

1. Общие положения

Фрагмент 25

Спаситель поведал, что Мария Магдалина затаскала его по ночным клубам, и он какую ночь уже не спит. Сомнения грызли мессию: любит ли Мария его или его способность творить доллары из воздуха.
Я налил бедняге чашку чая и включил веселенькую музыку. «А ты, Черный Лис, прав —я ведь действительно развлекался тогда, - сказало божество, прихлебывая чай. — Иуда поставил мне «пять», и я отправился в новое состояние —висеть на кресте.»
Тут в комнату вползла р гюрза. «Господи Иисусе Христе! Прости меня, тварь грешную!» возопила она. «И вот так всегда,»—посмотрел мне в глаза Спаситель. Из кармана своего ослепительно белого пиджака он извлек крест на цепочке и надел на шею змее. На кресте имелась надпись: «Слава труду!»
Гюрза забилась в религиозном экстазе и уползла куда-то рассказывать о своей встрече с Богом.
108. «Понимаешь, Лис,—продолжал мессия, достаточно фамильярно опустив первую часть моего имени. —Я ведь не знал тогда, что они сотворят такой культ из-за простенького экзамена!»
Налив богу чего-то покрепче, чем чай, я приготовился опять записывать. Как всегда меня интересовала тема любви. Иисус с рюмкой в руке, поглядев мне через плечо, сказал: «Любовь? Это всеобъемлющее понятие. Хоть я когда-то и проповедовал темным евреям что-то про любовь, скажу тебе, что сам до конца не разобрался в этом вопросе. Где-то выше ты писал, что любовь —это интерес. Я же могу добавить: любовь напрямую связана с процессом познания».
109. «Что она хочет этим сказать?» —думает прохожий перед тем как его сбивает машина. Что чувствуют люди в брачном кортеже, который из автоматов расстреливают гангстеры? Что ощущают последние, когда кто-то сообщает им, мол это не те, кто был вам нужен?»
На этом месте я понял, что Спаситель набрался окончательно. Тут он вообще пустился в пляс, сотрясая пол и стены кельи и запел, обращаясь к Марии Магдалине:
Не забывай наш первый вечер,
Не забывай моей любви,
Не обещай последней встречи,
И до утра меня не жди!
Я не буду тебя ни с кем делить,
Я хочу лишь тебя навек забыть.
Насчет последнего он, разумеется, врал, но богу простительно все. Тем временем Спаситель продолжал:
И я забыть не сумею,
Как мы простились шутя.
Вижу пустую аллею
В серых полосках дождя...
110. Впридачу он создал музыку из стен, и я прыгал вместе с ним, украдкой вытирая слезы от столь грустной песни.
Знаю я, знаешь ты —
Вместе нам уже не быть.
Все слова и мечты
Постарайся позабыть!»
Он так хренировал реальность, что я поверил, будто слова песни его собственные, а не популярной когда-то группы «Комбинация». Под конец Спаситель запрыгнул на стул и, размахивая руками, перешел на английский: «If you call me, I'll be where!» Последнее утверждение заронило в меня подозрение по поводу его личности. Неожиданно у мессии вырос рыжий хвост...
Вскоре на стуле сидел, сжимая в лапе рюмку водки, мой знакомый зверь с зелеными глазами.
111. Автор понял, что проснулся.