Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

1. Общие положения

Фрагмент 29

125. Текущая реальностная сказка усложнилась настолько, что не успел я заснуть, как зазвонил телефон. Проклиная всех богов, Порядок, Хаос, а также Святую Инквизицию ( причем тут инквизиция сам не знаю в данный момент), поднял трубку. Звонила некая дама. Я уловил здесь происки рыжей, так как в пределах обозримого пространства ее не наблюдалось. А раз так, то, следовательно, она хренировала себя черт знает куда и теперь звонит мне оттуда, являясь этой дамой.
126. Подруга стала нести какую-то фигню насчет того, что стыдно ей смотреть в мои глаза, что виновата она предо мной жутко, что грешна...
Я решил подыграть и уже прикидывал, что хорошей эпитафией на могиле блудливого создания будут слова: «Ты проходила по Д-уровню.» От души издеваясь над несчастной, я пропел в ее же стиле:
“I wait six years, six nights for you, а ты так и не пришла.»
«Я плохая, мне стыдно встретиться взглядом с лисом, который меня любит,»—ответила она.
«My love, I give you second chance,»—рассказал я очередную р-сказку.
Поняв, что ее рейтинг стремительно падает, подруга пообещала перезвонить через несколько часов локального мирового времени и положила трубку.
127. «О, любовь, как много в этом звуке для сердца лисьего слилось, как много в нем отозвалось...» Где-то я уже слышал нечто похожее. Но, где? Или, точнее, в каком «когда»?
Но разве это важно? Я могу сказать, что сам это придумал. Хотя какой смысл переводить бумагу, анализируя причину сотворения неких строчек?
Из телефонной трубки, зажатой в моей руке, повалил рыжий дым. Может это оксид азота? Но ведь я держу в руке не заводскую трубу, а обычную, телефонную.
Дым сгустился в трехмерный образ Лисы. Она ткнулась носом мне в руку: «My boy is baby just for me.»
128. Во сне я оказался в Диснейленде. Конан Киммерийский уже ждал меня.
«Черный Лис, пусть тебя не смущает, что я реальностный. Ведь, несмотря на это, я все же настоящий,»—сказал он, весьма радуясь нашей встрече.
Проталкиваясь через толпу всякой реальностной живности (надо признать, люди преобладали), мы направились к аттракциону под названием «Карусель богов». Здоровяк Конан, не стесняясь, отшвыривал реальностный люд с нашей дороги. Грубость Хайборийской эпохи, в которую он жил, сидела в нем глубоко.