Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

10. Шёл по улице Господь

Фрагмент 36

Схватив одеяло (руки не прошли сквозь материю!), я резким движением сдернул его с существа, примерно догадываясь, кого увижу. Существо повернулось ко мне и открыло глаза. Это был я...
Я иногда попадал в такие ситуации, поэтому шока не возникло. Тот я мерзко захихикал. Я же сам решил ничего не делать убогому, и потеряв к нему всякий интерес пошел исследовать другие комнаты. Интересно я оказался в прошлом или в будущем? Или это вообще какой-то «параллельный» поток времени? Или «перпендикулярный»? Хотя данное время может быть расположено к моему под каким угодно углом. Достаточно знать, что это один из бесконечного количества вариантов моей реальности.
В целом я находился в типичном отражении своей квартиры. Расположение комнат и мебели было таким же. Но в мелочах этот дом сильно отличался от моего. Я отметил, что нигде невозможно зажечь свет. Нажатие на выключатель вызывало лишь слабую вспышку ламп. Я бродил в темноте из комнаты в комнату. Поначалу было немного не по себе, но вскоре выяснилось, что кроме моего двойника из этого мира в квартире никого нет. Двойник продолжал лежать в кровати и не проявлять ни капли активности.
В окнах дома напротив ярко горел свет. Я подумал, что в этом мире люди, наверное, не очень любят спать ночью. Войдя в гостиную, я включил было телевизор, но он отказался показывать хоть что-то. В телефонной трубке было гробовое молчание. Дурацкий мир! Ничего не работает.
На кухне, в холодильнике обнаружились какие-то продукты. Мне показалось очень оригинальным подкрепиться в потустороннем мире. Сгущенка оказалась самой обычной, «земной». Из-за отсутствия ложки и нехватки времени для ее поисков, я стал есть потустороннюю сгущенку просто двумя пальцами, потом запил ее местным аналогом фанты из очень ярко раскрашенной пластиковой бутылки. Затем меня что-то осенило —я подошел к зеркалу в ванной. Несмотря на темноту, я разглядел, что мой внешний вид просто отвратителен. Все лицо заросло противного вида бородой. Она росла даже на носу! Конечно, такое положение вещей не встретило моего одобрения. Я сконцентрировал внимание на мерзкой растительности, питая намерение, чтобы она исчезла. Лицо охватило электрическое покалывание. Часть зарослей исчезла, превратившись в облако голубых точек. Я продолжал концентрацию до тех пор, пока не очистил лицо полностью.
Вскоре меня охватило знакомое чувство обратной переброски. Я решил не противиться ему. Через мгновение ощутил себя в кровати родного мира. Но ощутил «не до конца». Я еще не вышел из «коматозного» состояния. А значит возможны новые путешествия. И они не заставили себя долго ждать.
Опять знакомое чувство «схватывания», опять я с трудом разлепил веки...
Яркое утреннее солнце било в окно. Я лежал в кровати, под одеялом. Но это была моя старая кровать. И стояла она на том месте, где находилась в моем прошлом. Когда-то я сделал в своей комнате перестановку и вместо узенькой кровати поставил себе широкий диван. Сейчас же обстановка в комнате была как в те времена.
Случайно проведя рукой рядом с собой, я наткнулся на аккуратно сложенную женскую ночную сорочку. Она еще хранила тепло тела. Создалось вполне оправданное впечатление, что кто-то женского пола смылся отсюда перед самым моим прибытием. Интересно.
Я встал с кровати и подошел к окну. Стояло раннее летнее утро. Его красота заворожила меня! Я никогда не видел ничего подобного в своем мире. Больше всего для него подходит эпитет «розовое». Розовый свет солнца вливался в комнату, играл в глубинах аквариума, гармонично сочетался с обоями розового цвета и создавал ощущение неповторимой радости. В моем мире был разгар зимы. Там и не пахло подобной красотой и радостью.
Я прошелся по всем комнатам. Никого. Кругом различные предметы: некоторые знакомые, некоторые —нет. Здесь было много вещей из прошлого. Вещей, которые давно перестали существовать в моем мире. Может быть, несмотря на то, что там они были выброшены, их пристанищем стало это отражение? Может быть в этом заключается бессмертие предметов?..
Я ходил по квартире и впитывал царящую здесь гармонию. По всем признакам было заметно, что этот дом обитаем. Пыли нигде нет, земля в горшках с многочисленными растениями влажная. Кто-то заботливо ухаживал за ними. Но кто живет здесь? Всюду я чувствовал женский дух. У этого места есть хозяйка. И она живет здесь одна. Кто же она такая?
Подошел к зеркалу в одной из комнат. Здесь у меня лицо нормальное —никакой растительности и все зубы на месте (в одном из таких путешествий я обнаружил у себя нехватку нескольких важных зубов). Внезапно мой взгляд остановился на листе бумаги, прилепленном скотчем внизу зеркала. «Поднимись наверх,»—было написано там крупным женским почерком.