Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

10. Шёл по улице Господь

Фрагмент 37

Я так понял, что мне следует подняться в квартиру этажом выше. Сам не знаю почему, но вместо того, чтобы сделать это, выйдя на лестницу, мною был избран более оригинальный способ. Без проблем просочившись сквозь оконное стекло, я оказался на внешнем подоконнике. Страх перед высотой отсутствовал —в иных мирах я умею летать. Цепляясь за всякие выступы стены дома, я подтянулся до карниза окна квартиры, расположенной этажом выше. Открывшаяся картина была хорошо знакома. Я спрыгнул с подоконника на пол большой комнаты своей же квартиры. Почти той же самой, из окна которой я вылезал. Здесь обстановка была несколько другая, чем в комнате снизу.
Я быстро пробежался по квартире. Ни души. Квартира создала впечатление полной необитаемости. Аккуратно застеленная кровать, все вещи стоят на своих местах. Растений на окнах мало и земля в их горшках полусухая. Как будто хозяева привели здесь все в порядок, а потом куда-то уехали.
В своем родном мире я живу на предпоследнем этаже. Соответственно, поднявшись этажом выше, я должен был бы оказаться на последнем. Запрокинув голову, выглянул в окно. Наверху имелся еще один этаж. Я находился по-прежнему на предпоследнем.
Решив повторить опыт, я прошел сквозь окно на этот раз своей комнаты и вновь полез по стене. Через несколько секунд оказался на внешнем подоконнике окна опять своей комнаты. Но уже другой. Здесь все было несколько иначе, чем этажом ниже, но в целом эта квартира тоже выглядела необитаемой. Все безупречно чисто, вещи находятся в строгом порядке. А в окно также светит солнце. На улице по-прежнему раннее летнее утро. Но здесь в моей комнате нет обоев розового цвета, нет аквариума, поэтому ощущения небывалой красоты не возникло. Кругом стояла тишина.
Обойдя квартиру, я решил вылезти из окна третьей комнаты. Спустя некоторое время попал в нее же, но опять с небольшими отличиями. А сверху все-равно оставался еще один этаж. И здесь я не встретил никого. Пришла мысль попробовать перейти по карнизу в соседнюю квартиру на этом же этаже. Это было еще проще —не надо карабкаться наверх. Я вылез из окна кухни, сделал небольшой переход и был немало удивлен. Передо мной вновь была моя квартира, но не кухня, а большая комната. Она расположена в противоположном от кухни конце, и окна ее выходят совсем на другую сторону. По меньшей мере странно!
Прошелся по освещаемой солнцем квартире. Опять кругом чистота, небольшие отличия и все такое прочее. Но на большом зеркале в прихожей я обнаружил новый листок бумаги, исписанный крупным женским почерком:
"Туннель из отражений бесконечен. Мы с тобой никак не можем совпасть по резонансной частоте восприятия. Возвращайся в свой мир. Я сама приду к тебе туда. Ты только жди. И думай обо мне. Твои мысли послужат мне маяком. Откажись от поисков меня в иных вселенных. Люблю, целую, всегда твоя
Брегедира."

Мне было хорошо знакомо это имя. Вот значит с кем я чуть не пересекся в мире розового утра. Расстроенный, я пошел на кухню этого отражения своей квартиры и открыл холодильник. Он был почти пуст. Почему-то из морозилки я извлек коробку с тортом.
Итак, я попал в туннель, бесконечную протяженность отражений своего дома. И мое проникновение на данную сторону Мироздания было вызвано этой девушкой. Именно она каким-то образом создала ощущение «схватывания» в моем теле.
Так. Я открыл коробку и откусил кусок торта. Понял, что сделал это напрасно. На вид-то он был ничего —шоколадный и с кремовыми прослойками, но по вкусу больше всего напоминал старые шерстяные носки.
Значит сначала вышло не очень чистое перемещение —я оказался в совершенно идиотском месте. А потом мы с ней разминулись буквально на чуть-чуть. Она никуда не исчезала из мира розового утра. Просто ввиду несовпадения нашего восприятия реальности я попал не совсем в тот мир розового утра, который был нужен. Она жила в нем, но «на несколько градусов» от меня. Максимум, что смогло сделать мое восприятие —это дать мне ощутить теплую ночную сорочку. М-да... Ладно, пора сваливать отсюда. Ничего путного нет в этих отражениях.
Я пожелал себе возвращения в тот мир, который совершенно бессовестным образом наплодил во вселенной такое количество отражений. Вскоре я лежал в темноте своей комнаты, слушал свист метели за окном и чувствовал мерзкий привкус «носочного» торта во рту.