Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

2. Реальностные сказки (начало)

Фрагмент 31

— Они все тактично удалились, —сказала Гелла, разливая по бокалам шампанское.
— Но история Карлоса... Я так хотел ее дослушать.
— Я сама ее тебе дорасскажу. А сейчас —выпей вот это, —она протянула мне пенящийся бокал. —Снимет все твои проблемы получше аспирина и алькозельцера вместе взятых.
— Конечно, ты же ведьма. Небось такое там сотворила, —сказал я неуверенно принимая бокал. Но голова болела, поэтому пришлось пересилить свои опасения в надежде на исцеление.
— Смелей, Черный! Выпьем за...
— За что?
— Дурачина. За любовь, конечно! —рыжая, зеленоглазая, но без хвоста и игриво улыбнулась.
— Мне бы очень не хотелось сейчас просыпаться.
— А ты и не проснешься, если не захочешь сам. Я же постараюсь, чтобы такого желания у тебя не возникло.
Мы соприкоснулись бокалами и выпили.
260. —Помнишь, Лис? —спросила Гелла и, сев за синтезатор, спела:
And will be together,
And this means for ever...
— Теперь мы вместе, но это не конец книжки о лисьей йоге. Я хренировала сказку и появилась в человеческом облике. Предлагаю тебе считать этот сон доминантной реальностью.
— Что это за ритуал такой? Где мне хорошо —там и моя доминанта. Здесь мне хорошо.
— Прекрасно, Лис. Я буду заботиться, чтобы тебе было очень хорошо, —проворковала Гелла-Лиса.
261. Я сделал данный сон доминантой, потому что не хотел возвращения в предыдущую сказку. Герои книги никуда не делись, они были где-то в этой реальности, и я всегда мог кого-нибудь из них позвать. Лисья семейка тоже ошивалась поблизости.
262. —И все же, Гелла, апельсиновый сок я люблю больше, чем алкоголь, —сказал я рыжему ТОРНАДИЩУ.
— Можешь экономить чернила и писать это жуткое наименование меня маленькими буквами, —ответила она, подав стаканчик вожделенного сока.
У рыжей ведьмы все, оказывается, схвачено. Шампанское, сок, когда нужно...
— И уединение, —добавила чертовка, прочитав предыдущую строчку.
— А куда все подевались? —поинтересовался я у Геллы, которая под предлогом взятия у меня опустевшего стакана, держала мою руку, временами поглаживая.
— Разошлись по своим сказкам. В принципе, они могли сидеть у тебя и веселиться до конца времен, а может и дольше. Но, тактичности ради, оставили нас наедине, —она избавила меня от стакана, рука осталась на прежнем месте.