Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

2. Реальностные сказки (начало)

Фрагмент 41

Мало того! На магнитофонной кассете с записью «Голубой системы», прямо поверх композиции с названием “Deja vu”, что значит «Уже было», зазвучал голос радиодиктора. Он стал вещать про то, что начался Конец Света, неизвестно какая по счету мировая война, n ый всемирный потоп, инопланетная агрессия и пришествие Того, Кого Все Ждали. Из текста сообщения было непонятно —то ли Спасителя, то ли Сатаны. В конце диктор зачитал просьбу ко всем лисам незамедлительно явиться на сборные пункты с вещами и в организованном порядке покинуть безнадежную планету.
291. В ответ на это предложение мы с Геллой только улыбнулись.
В дверь позвонили снова. Не так, чтоб требовательно, но и не очень робко. Было ясно, что звонящий знает себе цену, спокоен и уверен в себе на двести процентов. Также было ясно —все только что произошедшее связано с ним.
Что ж, он ответит мне за бутерброды, кофе, пирожные и испорченную газету! Я пошел открывать. Никакие мысли о том, что там стало с миром, меня не волновали.
За дверью стоял какой-то странный тип (но не странные ко мне не ходят). Он был весьма высок, одет в черную кожаную куртку с клепками, такие же штаны и высокие ботинки. На шее у него болталась цепочка с перевернутой пентаграммой, в ухе —серьга в виде свастики. Из-под головного платка-банданы выбивались черные волосы. Цвет лица у гостя был бледный. Особым украшением и, вероятно, гордостью его являлась аккуратная бородка-эспаньолка. Глаза металлюга имел темно-карие.
— Может хоть в дом пригласишь, а, Черненький? —осведомился любитель тяжелого рока и нагло ухмыльнулся, обнажив красивые, белые зубы.
«Все они сговорились пользоваться пастой blend-a-med!»
292. Я молча отошел в сторону, пропуская гостя в дом. Он вошел, сел на стул и начал расшнуровывать ботинки.
— Надеюсь, Лис, тапочки ты найдешь. Видишь ли —я в белых носках, —не ожидая такого поведения от него, я достал тапочки.
Когда гость снял кожаную куртку, под ней обнаружилась белая футболка с перевернутой пентаграммой красного цвета. Поверх рогатой звезды шла надпись: «Call me baby Lucifer!»
Шаркая тапочками, он прошел на кухню.
— Я так понимаю, что этот разгром связан с моим появлением?
Гелла молча кивнула.
— Хорошо, ребята, я все уберу, —сказал парниша, потом взял ведро, тряпку и принялся за уборку. Упавшие бутерброды и пирожные он съел («Не пропадать же добру»), а газету и письма, подмоченные кофе выбросил. Протерев пол мокрой тряпкой, он выпрямился и сияя посмотрел на нас:
— Айе, ребята! Как я рад вас видеть! Думаю, вы не особенно торопитесь на сборные пункты по эвакуации всех лисов? — он от души рассмеялся и пожал мне руку. Затем вышел в коридор что-то взять из куртки.
— Это первый из наших гостей, —сказала Гелла и взяла мою ладонь в свою.
Я и сам понял: Люцифер, он же Денница явился и, как положенно, притащил с собой Конец Света.