Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

4. Реальностные сказки (окончание)

Фрагмент 29

Минуту примеряя, где установить крючок, он достал гвоздь и размахнулся молотком. На втором ударе гвоздь загнулся. Факелы не давали должного света, он промахнулся и испортил гвоздь. Но снова сыграла роль настойчивость героя. Он достал новый и ударил уверенно и сильно, наверное, рассчитывая первым мощным ударом вбить гвоздь в стену. Гвоздь наткнулся на твердое, молоток, встретив упругое сопротивление, соскочил с шляпки гвоздя и обрушил всю свою энергию на палец человека, его державшего. Видимо, боль была очень резкой, колдун вскрикнул и не удержался, чтобы не выругаться. Непристойность получилась короткой, но выразительной. Что он выпалил? Это не важно! Важно то, что он быстро взял себя в руки и задумался. Постояв в неподвижности минуту, он в два прыжка достиг двери из подвала, нашел на стене выключатель и зажег электрический свет. Сразу стало светлее и как-то более цивилизованнее. Неровный свет факелов утратил свое былое влияние. Теперь подвал скорее походил на камеру пыток —здесь и замученная жертва была, —чем на лабораторию колдуна.
Парниша поднял молоток и крючок, посмотрел на лампочку ненавидящим взглядом и принялся вколачивать гвозди в стену. Указательный палец левой руки опух, держать крюки было неудобно, но, превозмогая боль, колдун продолжал приготовления.
Сидя в небольшом углублении в кирпичной стене, неслышно мурлыкая от удовольствия лицезреть эту комедию, я раздумывал о возможной роли девицы, которую сюда принес на плече колдун, как будто она была ковром после выбивания пыли. Мне было хорошо —хорошо видно, хорошо полулежать и отсутствовали блохи.
Тем временем парниша закончил прибивать к стене свои приспособления. Пот градом лился с него. Волосы взмокли и стояли дыбом, с носа капало, лицо блестело от влаги и выступившего сала. Он провел тыльной стороной ладони по лицу от левого уха до правого, захватив область носа. Поскольку рука была грязной, кажется в ржавчине, то соответствующего цвета полоса осталась на лице. Теперь настало время переодеваться, облачиться в магические одежды. Он вытащил из своей необъятной сумы какие-то красные тряпки и аккуратно повесил их на ржавый гвоздь, торчавший из вертикальной балки. Похоже, это был плащ ярко-красного цвета, широкий и длинный для этого человека. Колдун снял с себя все —и грязную спецовку, и старые солдатские штаны, и драные ботинки без шнурков. Все это он не менее аккуратно сложил у двери. Облачившись в свой магический плащ, он сделал довольное лицо и каким-то кровожадным взглядом посмотрел на девицу. Та по-прежнему не шевелилась.
Он торжественно подошел к ней, наклонился, просунул руку под талию и поднял. Девица вяло повела головой, не открывая глаз, и издала глубокий вздох. Колдун подтащил ее к своим приспособлениям. Поддерживая ее в вертикальном положении плечом, он закреплял ей запястья в кандалах, прибитых к стене. Умело рассчитав расстояния, он добился правильного закрепления жертвы —девица не провисала. Потом он пленил ей ноги.