Лисья йога

Письма Чёрного Лиса продвинутым существам

9. Навстречу грозе

Фрагмент 18

740. За столиком в ресторане с очень подходящим названием “Седьмое небо” сидела компания. Она состояла из четырех человек или существ, выглядящих как люди. В нее входили: во-первых, я - так надоевший вам автор; во-вторых, Бог Тысячи Дуростей, а в третьих и в-четвертых... Но это отдельный разговор. Скажем так: мы с Божком пребывали в обществе дам. И каких дам!
Рядом со мной сидела и потягивала кока-колу Принцесса Мрака. Иногда она окидывала ленивым взглядом зал ресторана. В эти мгновения в ее голубых глазах читались скука и глубочайшее презрение.
А рядом с Богом Тысячи Дуростей находилась Повелительница Хаоса. Она опрокинула уже десять рюмок джина, но была абсолютно трезва и твердой рукой наливала одиннадцатую. Хаос есть Хаос. Ему, как известно, и море по колено. В отличие от Принцессы Мрака Повелительница Хаоса совсем не смотрела в зал. Своей гордо посаженной черноволосой головой она временами кивала Богу Тысячи Дуростей, давая понять, что не пропускает ни одного слова из его рассказа.
Я лишь краем уха прислушивался к его истории. Мое основное внимание было направлено на фужер с ликером. Точнее, для всех я был сконцентрирован на этом фужере, но боковым зрением я наблюдал за Принцессой Мрака. Она кого-то мне напоминала. В принципе, я не очень хорошо понимал каким образом оказался в этом ресторане. Анализ воспоминаний ничего не дал. Из него вытекало, что я был здесь всегда. Но такова особенность определенных состояний сознания, которые я когда-то называл “дискретными” (сейчас я их не называю ни как). Данная особенность заключается в том, что продолжение происходит до своего начала. Или, иными словами, то, что “потом”, случается перед тем, как произошло то, что “до”. И здесь понятно, что конец истории вполне может произойти еще до того, как она началась. Потом она начинается, и все делается немногим более понятным. Сейчас мне ничего не было понятно. Абсолютно. Поэтому я решил сосредоточиться на одной из техник лисьей йоги - отказе от понимания. Она дает приятное успокоение взбаламученному рассудку.
Принцессе Мрака, по моим наблюдениям, история Бога Тысячи Дуростей была не очень интересна. Эта блондинка слушала скорее из вежливости. Я обратил внимание, что прядь ее длинных волос загадочным образом прицепилась к моему пиджаку. Принцесса Мрака проследила за моим взглядом и усмехнулась. Затем налила себе и мне коньяка.
Бог Тысячи Дуростей неправильно истолковал ее усмешку и вспылил:
- Но ведь меня могли убить!
- Не убили же. - Принцесса Мрака налила коньяк и в его рюмку.
У Повелительницы Хаоса был еще не выпит джин, и мы чокнулись за здоровье и вечную жизнь Божества Тысячи Дуростей.
Из закуски на столе имелись различные угри, осетры, черная икра и все такое рыбное.
“ Определенно сегодня День Рыбы,” - подумал Штирлиц.”
От обилия съеденного я чувствовал легкую тошноту. Несколько раз я выходил в туалет, чтобы зубочисткой поковыряться в зубах, почему-то стесняясь сделать это прилюдно....
История, которую рассказывал Бог Тысячи Дуростей, была немного печальна. Не далее как вчера кто-то совершил на него покушение. Злоумышленник бросил ему под ноги гранату и быстро скрылся. Все произошло на улице, в центре города, где в этот час находилось очень много людей. Бог Тысячи Дуростей думал недолго. Ему представилась прекрасная возможность сделать что-то дурацкое и вообще неумное. Вместо того, чтобы броситься прочь и спрятаться от взрыва за каким-нибудь человеком, неуемное Божество посмотрело на свои дорогие часы, поправило галстук и аккуратно, не торопясь, улеглось на гранату.
- Подозреваю, что это была никакая не граната, а миниатюрная атомная бомба, - продолжал он свой рассказ. - Я знаю, сейчас такие уже производят. Вы только вдумайтесь: в радиусе двух километров во всех домах повылетали стекла, автобусная остановка и небольшой продуктовый магазинчик (ох, как я любил в нем затариваться!) просто исчезли с лица земли - взрывная волна имела необыкновенную мощь.